ВНИМАНИЕ! С 1 сентября 2017 года редакция находится по адресу: Trojanova 12 (метро Karlovo náměstí), Praha 2, офис 506.
Подать объявление в редакции можно ТОЛЬКО по предварительной договорённости по телефону: 774 185 741

Фото: Dipsey – Vlastní dílo, CC BY-SA 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=19969356

В Чехии разгорелся скандал, в который оказались втянутыми «Радио Прага» (входит в структуру Чешского радио) и Консультационный совет по зарубежному вещанию в лице Петра Друлака (на фото), члена этого совета, политического советника главы МИДа и бывшего его зама.

Внештатный сотрудник англоязычного вещания Доминик Юн и пять неназванных редакторов из вещательных служб, работающих на разных языках, подтвердили давление на них со стороны совета и навязывание определённых тем. Причём ранее такого не наблюдалось.

МИД Чехии помогает иновещанию финансово, в этом году на эти нужды выделено 27 млн крон. Вещание «Радио Прага» ведётся на английском, русском, немецком, французском, испанском языках в соответствии с приоритетами чешской внешней политики.

Сайт Ihned.cz пишет о навязывании конкретных тем, сопряжённых в основном с зарубежными визитами чешских чиновников и визитами высокопоставленных зарубежных гостей в Чехию. В качестве примера приводится майский визит министра сельского хозяйства в Африку, описание которого похоже на репортаж времён тоталитаризма. В нём используются такие обороты, как «развитие политических и экономических отношений» или «широкий потенциал для сотрудничества».

Сам Петр Друлак отрицает какое-либо влияние или давление на редакции. В пресс-службе Чешского радио говорят о независимой позиции радиостанции. В МИДе утверждают, что лишь информируют журналистов о различных событиях и мероприятиях.

Но Ihned.cz публикует фрагмент стенограммы апрельского заседания Консультационного совета по зарубежному вещанию, где Друлак отчитывает радиостанцию за неправильное с его точки зрения освещение политических тем. В частности, недостаточно внимания уделялось России, Украине и миграционному кризису.

Пражский экспресс

Роль Карла IV в становлении Чехии

 

Когда 29 ноября 1378 года Карл IV скончался от воспаления лёгких, его тело одели в простую рясу монаха-францисканца: таково было его желание. Прощание с королём и императором продолжалось более двух недель, похоронная процессия шла три дня, и участвовало в ней 7 тысяч человек. Его тело было похоронено в кафедральном соборе Св. Вита 16 декабря. Священник Войтех Янькув из Режова в поминальной речи над его гробом тогда впервые назвал его Отцом Отечества. С этим почётным титулом он навсегда войдет в историю Чехии.

 

А при жизни других титулов у Карла было немало: император римский, король чешский, германский, ломбардский, арелатский, герцог бранденбургский, маркграф моравский и прочие, и прочие… Так или иначе 16 стран входили в его империю. Можно считать, почти вся тогдашняя Европа, от Испании до Польши, за исключением Франции и Англии. Причём Карл IV не был воинствующим монархом, который присоединял эти земли силой: битвам он предпочитал дипломатию. Но, будучи императором, король не скрывал своей любви к Богемии (Чехии) и писал о ней: «Прекрасна моя страна! В любви к ней я нахожу великое счастье!»

Возможно, историки со мной не согласятся, но я подозреваю Карла в том, что влияние на остальные части его империи было нужно ему главным образом для того, чтобы его родное королевство могло расти и процветать в условиях независимости и покоя.

Есть яркое свидетельство тому. В 1355 году Карл IV стал императором Священной Римской империи, а уже через год он подписал принятую имперским рейхстагом Золотую буллу. Знаменитую буллу, остававшуюся в силе целых 450 лет. Назовите мне другой международный правовой документ, который бы выдержал столь долго! А ведь фактически он закрепил политический распад его собственной, только что полученной империи, ибо признавал полный суверенитет князей в их владениях. Маркс сказал о нём: «Золотой закон немецкого княжеского самовластия». Но Карлу это было всё равно, главное для него то, что, согласно булле, Чехия тоже получала максимально широкие права и свободы. И Чехия действительно долгие десятилетия жила в мире и процветала, а Прага превратилась из провинциального городка в настоящую столицу. Видать, не случайно Карла упрекали в том, что о Чехии он заботился больше, чем о Священной Римской империи. Чехи, естественно, имеют на этот счёт своё мнение, и стоит ли удивляться, что 700-летний юбилей Карла IV празднуется ими фактически весь год и массово?

Каковы же итоги жизни и деяний героя нашего рассказа?

Карл перестроил Прагу, украсил её грандиозными постройками. Строил новые города, замки и крепости. Понимал роль образования и учредил в Праге старейший в Центральной Европе университет. Расширил земельные владения Чехии. Позаботился о бесконфликтном переходе власти: им был разработан и принят закон о чешском престолонаследии, который в случае необходимости допускал, что на трон могла взойти женщина. Реформы монарха коснулись и судебной системы. Его решения способствовали урбанизации, поднимали экономику. Карл поддерживал искусство раннего Возрождения, приглашал в Чехию зодчих и художников, сам сочинял. Он собирал артефакты, многие из которых до сих пор составляют ядро знаменитых коллекций.

Резонно задаться вопросом, откуда на все эти трудоемкие прожекты брались деньги? Не было доходов от захватнических войн, не было колоний, даже налоги не были запредельными, наоборот, во многих случаях давались поощрения в виде налоговых каникул. А ведь вспомним: Карел принимал королевство в убогом состоянии, многие королевские замки были заложены отцом, Пражский Град был полуразрушен. А сыну Вацлаву передавал его экономически сильным, процветающим. В чём же секрет этого подъёма?

Первый и самый главный фактор кроется в характере Карла. В художественной форме это хорошо описал Лион Фейхтвангер в своём историческом романе «Безобразная герцогиня». Вслушайтесь в размышления 30-летнего Карла над гробом отца: «Я не буду расшвыривать земли, но и не буду с излишней самонадеянностью пытаться всё удержать; я начну объединять их по кусочкам, округлять. Радеть о сути дела, а не о внешнем блеске. Вот он лежит, король Ян, мой отец. Он бесплодно жил и бесплодно умер. Насмехался над церковью и святыми, но не покорил мира, не завоевал ни неба, ни земли. Спи с миром, отец! Я буду иным, чем ты».

А второй фактор более прозаичный — как недавно у Путина, у Карла IV была своя «труба». Точнее, золото и серебро. В городке Йилове, что вблизи Праги, есть музей, напоминающий, какую роль сыграл этот городок в планах и свершениях Отца Отечества. В то время здесь был чешский Клондайк. Говорит директор музея Шарка Юржинова: «В годы правления Карла IV в йиловских рудниках было добыто почти 11 тонн золота, и эти средства монарх использовал для финансирования всех своих нужд».

А если к этому добавить добываемое в Кутна-Горе серебро, которое король взял под свою опеку, равно как и чеканку монет, то становится понятно, откуда ноги растут у тогдашнего чешского строительного бума. Что, конечно, хорошо, кто бы спорил. Однако есть известная истина: денег много не бывает. Как не бывает и идеальных людей, копни поглубже, и у каждого из нас найдётся свой «скелет в шкафу». В интересах правды придётся сказать, что такой «скелет» нашёлся и у Карла.

Часть исследователей считает его высокоинтеллектуальным, но прагматичным, циничным и хитрым правителем, тип которого описал Макиавелли. Наверно, и сам Карл осознавал, что его поступки не всегда выдерживают проверку на честность. В письме Петрарке он как-то написал: «Вы понятия не имеете, насколько чудовищна власть».

На пути к власти, чтобы стать в 1346 году римским королём, Карлу пришлось давать взятки, что в Средневековье вовсе не считалось зазорным. Денег у него не было, поэтому король занимал их у городов, закладывая еврейское имущество. А потом почему-то случались погромы — и евреев или убивали, или изгоняли. Имущество переходило к кредиторам, и таким образом Карл рассчитывался по долгам. Так было в 1349 году во Франкфурте-на-Майне, а в конце того же года — в Нюрнберге, где погиб каждый третий еврей из 1 тыс. 500 членов еврейской общины, примерно так было в 1350 году и в Хебе…

Другие учёные мужи склонны считать, что негативные деяния, за которые Карла было бы нужно осуждать, оправдываются законами времени. O tempora! O mores! Прямых распоряжений о погромах, правда, Карл не давал, или доказательств этому не найдено.

Тебе, читатель, судить, какое мнение о «Величайшем из чехов» предпочтительнее.

Андрей Фозикош

Что готовит Еврокомиссия для иностранцев?

 

Фото: www.domavcr.cz

В Еврокомиссии назвали неэффективной систему синих карт (разрешение на пребывание и работу по аналогии с зелёной картой США), правила выдачи которых устанавливает каждая страна ЕС. Поэтому Еврокомиссия предлагает ввести единую синюю карту для всех государств Евросоюза.

 

Единая синяя карта позволит увеличить мобильность их владельцев, которые смогут выезжать в служебные командировки в другие страны ЕС сроком до 90 дней. Выпускникам вузов из третьих стран и обладателям «дефицитных» для ЕС специальностей упростят трудоустройство. Подать прошение о выдаче синей карты смогут и беженцы.

Единая синяя карта позволит быстрее проходить миграционные процедуры, а члены семей мигранта смогут приехать в ЕС одновременно с ним.

По данным Еврокомиссии, лишь 31 % высококвалифицированных специалистов из стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (OECD), выбрали в качестве места жительства и работы страны ЕС. Это и толкнуло еврочиновников к вышеперечисленным изменениям.

В Еврокомиссии полагают, что единая система синих карт может принести Евросоюзу общую прибыль от 1,4 до 6,2 млрд евро в год.

Предложение Еврокомиссии сначала рассмотрят власти стран ЕС, а затем Европарламент.

Еврокомиссия также предлагает план действий по улучшению интеграции иностранцев из третьих стран. Конкретные шаги заключаются в начале интеграции ещё до приезда мигранта в ЕС, доступе мигранта к трудоустройству и образованию, доступу к различным сервисам, активной социальной адаптации. Не исключено, что ЕС упростит процесс признания квалификации мигрантов, чтобы упростить им доступ на рынок труда.

Пражский экспресс

Обзор пражских кондитерских

 

Фото: www.cukrarna-hajek-hajkova.cz

Лето — это маленькая жизнь. Так пусть же эта жизнь будет сладкой. Вот несколько пражских кондитерских, где можно по-настоящему полакомиться изделиями из натуральных продуктов, взятых за первооснову в нужных пропорциях.

Hájek & Hájková и Hájek & Boušová — это одна и та же семья, только вторую кондитерскую организовал уже Гайек-сын и она известна как Ovocný světozor. Найдёте её в центре Праги на Вацлавской площади, на Водичковой и Гавличковой улицах, в торговых центрах «Флора», «Ходов» и «Чёрный Мост». Ovocný světozor — это, конечно, не люкс, но качественный «хорошист».

Если нужны незабываемые гурманские впечатления, ступайте в кондитерскую Café Saint Tropez в пассаже U Nováků, что на улице Водичковой. Там делают интересные и качественные пирожные, почти французские. Масла, настоящего сливочного, не жалеют.

Кофейня-кондитерская Savoy на Витежной, 5, что на Малой Стране, придерживается классических рецептов, так что не удержаться от добавки. Кремы и глазури там особенно хороши.

Кто не знает в Праге Эргартову кондитерскую на Летне? Она там открыта без году 80 лет. Всем хороша: и интерьером и ассортиментом, торт морковный у них — так просто пальцы облизать до локтей! Кстати, торты в Bake shop на Козьей улице нисколько не уступают, есть и морковный. Просто великолепные торты, пометьте себе.

А вот «Писецкая кондитерская» (Písecká cukrárna) «напала» на Прагу из Писека. И уже завоевала хороший кусочек рынка, открыв три отделения. Рекомендуем хоть ту, что на «Анделе». Ассортимент и качество у писецких кондитеров ничуть не хуже, а вот цены в два, а то и три раза меньше.

Делитесь и вы своими сладкими находками!

Пражский экспресс

Советы увезли королевскую карету из Праги?

 

Фото: ceskatelevize.cz

Чешская Википедия в статье Václavské náměsti («Вацлавская площадь») утверждает, что после оккупации Чехословакии 21 августа 1968 года оккупанты увезли домой королевскую карету, стоявшую у входа в Национальный музей. Мы решили разобраться, так ли это на самом деле. И почему Чехия до сих пор не обратилась к России, как правопреемнице СССР, с требованием карету вернуть.

 

Но сначала почитаем чешскую Википедию: «При оккупации ЧССР войсками Варшавского договора 21 августа 1968 года пулемёты, расположенные на советских танках, с Вацлавской площади бессмысленно обстреливали здание Национального музея, ошибочно полагая, что это здание Чешского радио. Из музея потом, как дар за «невольное» освобождение, увезли «домой» коронационную карету чешских королей, которая с незапамятных времён и до того времени стояла слева от главного входа под главной лестницей музея».

Натолкнувшись на эту статью, мы не могли не поинтересоваться в пресс-службе Национального музея, насколько эта информация правдива, ведь она «гуляет» в чешском Интернете из статьи в статью.

Ответ из музея не заставил себя долго ждать. Сотрудница пресс-службы Национального музея Шарка Дочкалова однозначно утверждает, что информация о карете, приведённая в статье, — ложная. «Речь идёт не о королевской, а об архиепископской карете образца 18-го столетия. Она действительно когда-то стояла под главной лестницей Национального музея, но русские её никуда не увозили. Эта карета является частью коллекции Национального музея и за последние годы была два раза реставрирована. Продолжительное время карета выставлялась в Цтеницах, а недавно — демонстрировалась на выставке карет в Пражском Граде», — рассказала она историю якобы похищенной кареты.

Если вы наткнулись в чешской Википедии или в чешском сегменте Интернета на какие-то сомнительные сведения, пишите нам, мы обязательно их проверим. А пока нам предстоит внести правки в статью в Википедии «Вацлавская площадь» о карете.

 

Марина Нестерова

Отец Отечества украшает город и женится для расширения государства

 Фото: Пражский экспресс

Пожалуй, основной заслугой Карла можно считать то, что он внедрял в Чехии идеи европейского Возрождения, почерпнутые им во время пребывания во Франции и Италии. Продемонстрировав силу при подавлении ряда феодальных мятежей, он, тем не менее, предпочитал поддерживать мир, избегая изнурительных военных кампаний.

 

Свою государственность Карл укреплял путём политических и дипломатических переговоров, созданием союзнических отношений между городами, княжествами и королевствами. В 1355 году его голову венчает корона Священной Римской империи, что ещё больше расширяет его возможности. Достигнутая в годы его правления относительная стабильность позволила выделять средства и силы для осуществления ряда проектов, которые наложили отпечаток на всю последующую историю Праги и Чехии. Остановимся на нескольких из них, превративших провинциальную Прагу в настоящую столицу.

Религия и престол

Как глубоко верующий человек, Карл стремился к укреплению духовности своих подданных, делая наряду с этим местную церковь одной из опор своего правления. Он добивается создания в Праге архиепископства во главе с верным союзником Арноштом из Пардубице, который постепенно завоевал такой авторитет, что после смерти Иннокентия VI были попытки выдвинуть его кандидатом на папский престол.

В 1348 году король начинает строительство Эммаусского монастыря (известен ещё как монастырь на Слованах), который, по его замыслу, должен был стать очагом развития славянской письменности, и богослужебным языком в монастыре был не латинский, а церковнославянский язык. Для этого Карл пригласил хорватских монахов восточного обряда. По инициативе Карла начался перевод Библии на чешский язык.

А в Пражском Граде на месте трёхнефной базилики Св. Вита, почитаемого в Европе мученика, погибшего за веру и исцеляющего болезни, по указу короля начинается строительство величественного кафедрального собора Св. Вита, предназначавшегося не только для ритуальных обрядов, но и для коронаций и погребения правящих особ и архиепископов. Строить его пришлось долгих шесть веков, и с момента завершения этого «долгостроя» очертания собора дополняют незаменимый силуэт Пражского Града.

Новый Город и зачатки туризма

Восьмого марта 1348 года Карл IV принимает решение о создании пражского Нового Города (Nové Městо). Здания нового района столицы возводятся вокруг площади, которая называлась тогда Большим рынком (позже Скотным, так как на ней торговали скотом). Главный объект здесь — готическая Новоместская ратуша, возведённая ещё при жизни короля (ратуша стояла без башни — она появится 100 лет спустя). Имя основателя площадь получит лишь в 1848 году.

Карла смело можно считать основоположником туризма в Чехии, он столетия на три-четыре опередил время, когда это явление стало заявлять о себе в Англии. Такой вывод автор этих строк делает на основании того, что на территории Большой площади при жизни короля устраивали своеобразное шоу — показ королевских атрибутов и мощей святых из личной коллекции Карла IV, насчитывающей более полутысячи реликвий. Артефакты имели огромную притягательную силу: по свидетельству историков, в 1369 году Прагу посетило более 100 тысяч человек (для сравнения: в самой Праге тогда было около 50 тысяч населения), в том числе много иностранцев, истративших в Праге большие деньги.

По образцу Сорбонны

В том же 1348 году, а точнее — 7 апреля, король учреждает университет в Праге, первый в Центральной Европе. Историки сообщают, что и тут не обошлось без благодатного влияния архиепископа Арношта. Но вначале надо было получить разрешение от Папы, и этого добился Карл благодаря хорошим отношениям с Климентом VI. Создавался университет в подражание Парижской Сорбонне, по всей видимости, хорошо известной Карлу (не исключено, что юный Карл посещал лекции в Сорбонне). В то же время он отличался тем, что был полностью светским, состоял из факультета права, факультетов свободных искусств и медицинского, хотя, конечно, был и теологический факультет. Одним словом, весь спектр официальной средневековой науки. Вскоре он войдёт в список лучших университетов Европы, но это также рассадник вольнодумия, из него вырастет Ян Гус, предтеча гуситских войн, потрясших и изменивших Европу.

Летняя резиденция и хроники

Удивительно, как много можно успеть сделать за один год! Опять-таки в 1348 году Карл IV основывает замок Карлштейн — свою летнюю резиденцию, а также хранилище чешских королевских регалий и святых реликвий. Их коллекционирование, как уже указывалось выше, было большим хобби монарха. И уже в 1355 году новоиспечённый император Карл въезжает в ещё недостроенный замок.

Энергичный король не оставляет без внимания ни одну значимую область жизни чешского королевства. К примеру, он участвовал в создании земского законника на основе чешского права. С его лёгкой руки была предпринята масштабная попытка создания официальной истории Чехии (так называемые Хроники Карловой поры). Король собственноручно пишет свою автобиографию (по крайней мере её первую часть). Откликается король и на насущные нужды подданных: чтобы дать работу голодающим, он строит на Петршинской горе вообще-то ненужный для обороны города вал, который войдёт в историю под названием «Голодная стена».

Главный мост страны

Перечислять деяния Карла IV можно и дальше, но нельзя не упомянуть сооружение Карлова моста, красивого, удивительного с архитектурной точки зрения, словно магнит притягивающего в Прагу массы туристов. Мост — будто символ, отражающий личность самого Карла, — мост между Средневековьем и начинающимся Возрождением. Проект разработал и осуществил архитектор Петр Парлерж, которого Карл IV пригласил из швабского города Гмюнда. По совету астрологов король заложил первый камень в 1357 году 9 июля в 5:31 утра, что в цифровом варианте даёт занимательный ряд нечётных чисел: 1-3-5-7-9-7-5-3-1. Скажете — суеверие, но надо учесть, что астрология в те времена воспринималась как наука. Как бы то ни было, прошли столетия, а мост стоит до сих пор. И, как вино, с возрастом он становится всё лучше.

Жёны и дети

Жёны и дети Карла IV были в большой степени картами в его политических играх. И, понятное дело, чем больше карт, тем больше возможностей. Карлу в этом отношении повезло: он имел четырёх жен и 11 (некоторые источники утверждают, что 12) потомков. Но обо всём по порядку.

Первой женой Карла была Бланка из Валуа (Blanka z Valois), 1317 года рождения, сестра будущего французского короля Филиппа VI. За Карла её выдали в шестилетнем возрасте, но только в 1334 году, уже будучи в Праге, они стали жить супружеской жизнью. И хотя чувства в то время однозначно уступали интересам государева дела, есть много свидетельств того, что Карл Бланку действительно любил, как, впрочем, и подданные, ибо Бланка хорошо сжилась с чешской средой, не выпячивалась, а жила скромно в тени своего мужа. Она изучала чешский язык и в 1347 году стала первой чешской королевой французских кровей.

Бланка родила Карлу двух дочерей: в 1335 году Маркету (Маргариту), а в 1342 году — Катержину. Словно шахматист, Карл просчитывает возможное развитие и, превзойдя своего отца Яна Люксембургского, женившего его в семь лет, в неполные три года сватает свою первую дочь за сына венгерского короля, которому тоже уготована блестящая карьера монарха. Вторую дочь от брака с Бланкой он выдаёт за Рудольфа IV Габсбурского. Одним словом, пусть крепнут династические союзы!

Преждевременная смерть Бланки вскоре после коронации (1.08.1348) была ударом для Карла, но скорбел он недолго: не прошло и полгода, как он снова бракосочетается, на этот раз по своей воле, но из чисто политических соображений: его женой становится 20-летняя Анна Пфальцская (Anna Falcká), дочь Рудольфа II Рейнского. Благодаря браку Карл пополняет ряды своих союзников влиятельным немецким кланом Виттельбахов. Даже в наш быстротечный век не перестаёшь удивляться, как быстро сыграли свадьбу — в 1349 году. Секрет в том, что за руку Анны Карел пообещал снять с Виттельбахов папскую анафему, что ему и удалось. Причём сделка имела ещё один аспект: Аахен, город, в котором традиционно совершалась коронация римского короля, согласился не чинить препятствий коронации ранее избранного на этот престол Карла.

Династическая чехарда

Говорят, Анна была нелюбимой женой, но 17 января 1350 года именно она родила королю долгожданного наследника, получившего традиционное имя чешских королей Вацлав IV. Тут вообще начинается династическая чехарда. Карл подумал, что неплохо бы присоединить к своим владениям Свидницкую область Силезии, сохранявшую независимость. И он инициирует помолвку младенца Вацлава с тогда 11-летней польской принцессой Анной Свидницкой (Anna Svidnická). Но пришла беда: за три дня до нового 1352 года маленький Вацлав умирает — будущий брак расстроен. Расстроен, конечно, и Карл, однако — ну куда деться от Его Величества случая! — уже 2 февраля 1953 королева Анна так неудачно падает с коня, что тоже уходит в мир иной.

Карлу опять нужны жена и наследник. Вся Европа судачит о том, что Карел сватается к невесте своего умершего сына. Интервал снова сокращается: 27 мая 1953 года в нынешнем Будапеште, где Анна Свидницкая воспитывалась, играют свадьбу. Отец заменил сына: невесте 13 лет, жениху 37. В результате королевство Карла прирастает новыми землями.

Третью жену король и любит, и жалует. Ещё бы: Анна пользовалась славой самой красивой женщины Европы. Она рожает ему дочь Елизавету (Eliška), которая станет ещё одним мостиком в династическом переплетении Европы, а именно: женой Альбрехта III Габсбургского. А потом, в 1361 году, наконец свершилось: Анна Свидницкая становится матерью будущего наследника Карла. Случилось это в немецком Нюрнберге, и наследник вторично получает имя чешских королей Вацлав. Хронисты донесли до нас, что радость короля была неописуемой. Карл приказывает взвесить ребёнка — тот весит 4 кг. В порыве благодарности Господу набожный монарх дарит такую же массу золота храму Св. Карла Великого в Аахене, ныне одном из наиболее живописных городов Северной Рейн-Вестфалии.

Забегая вперёд, скажем, что Вацлав IV, не имея склонности к государственным делам, не оправдал возлагаемых на него надежд. При нём Чешское королевство по инерции ещё некоторое время процветало, но в начале 15-го века попало в полосу неурядиц, переросших в разорительные гуситские войны. А королева Анна пожила тоже мало: она скончалась при родах третьего ребёнка в 1362 году.

Четвёртая жена

Карл, в то время уже после тяжёлых увечий, полученных в одном из рыцарских поединков, тем не менее решает пополнить список своих жен. Свои взоры он опять обращает на восток. На сей раз его избранницей стала Елизавета Померанская (Eliška, Alžbětа Pomořánská), внучка польского короля Казимира. Конечно же, и этот брак имел политическую подоплёку: Карлу было необходимо расколоть античешскую коалицию, созданную тогда австрийским герцогом Рудольфом IV.

Торжественное бракосочетание 16-летней невесты с 47-летним женихом прошло 21 мая 1363 года в Кракове. Несмотря на столь большую разницу в возрасте, брак этот был гармоничным, а с точки зрения количества потомков, происшедших от него, самым продуктивным: их было шесть, в том числе четыре мужского рода. Дочь Анну выдали за английского короля, а третий сын Сигизмунд был позже чешским и венгерским королём и римским императором (имел прозвище Рыжий Лис). Отметим, что неблаговидной оказалась его роль в казни Яна Гуса.

Елизавета славилась необычной физической силой, согласно хроникам, она могла голыми руками ломать мечи и сворачивать оловянные тарелки. В 1370 году, во время обострения болезни Карла, она совершила пешее паломничество из Карлштейна в собор Св. Вита, чтобы помолиться за него. Елизавета на 15 лет пережила своего мужа.

Несмотря на репутацию истинного христианина, Карл IV любил гульнуть — и не только в юности. До нас дошли сведения о том, что у него было несколько любовниц. От одной такой любовной связи родился внебрачный сын Гийом. Карл узнал об этом поздно, незадолго до своей смерти, но успел позаботиться, чтобы ему разрешили жениться на девице благородного происхождения. Вполне вероятно, что и эту карту он намеревался использовать в своих матримониальных планах, так укрепивших положение Чешского королевства в Европе.

 

Андрей Фозикош

 

10 лет Роман Янас занимается лагерями военнопленных в Есениках

 

Его деды служили в вермахте, а он ведёт поисковую работу по захоронениям военнопленных, замученных нечеловеческими условиями пребывания в немецких рабочих лагерях. Их там сгинуло немало. Это были русские, белорусы, казахи, украинцы, поляки, англичане, французы и даже новозеландцы. Чеха Романа Янаса по праву можно назвать краеведом. И хотя его специальность (Роман — слесарь) далека от истории, по духу — он патриот своего края. Он возвращает местным жителям память. И не только местным.

 

Роман Янас. Фото: Ирина Шульц

Четырнадцатого мая текущего года в Есеники почтить память погибших в рабочих лагерях, кроме представителей местных властей, по приглашению Романа Янаса приехала целая русскоговорящая делегация. Приглашение посетить памятные мероприятия с панихидой принял посол Казахстана в Чехии Сержан Абдыкаримов с советником; посольство России в Чехии делегировало на мероприятие представителя Генконсульства в Брно Артёма Индыченко; из Москвы прилетели две внучки маршала Ивана Конева — Анна и Елена; приехали и русскоязычные жители Чехии, благодаря неравнодушию которых дело Романа Янаса получило поддержку и дало ему и его единомышленникам импульс к дальнейшей работе, а также к этой майской встрече.

Для меня, главного редактора «Пражского экспресса», всё началось зимой 2016 года, когда я в поисках тем о захоронениях советских военнопленных в Чехии, что говорится, «нагуглила» информацию о Романе. Написала ему в фейсбук, попросила рассказать подробно о его поисковой работе, спросила, чем может помочь русская газета. Оказалось, что идёт уже 10-й год, как Роман Янас плотно занимается этой темой. Благодаря Роману многие узнали, что в Есеницких горах во время войны были разбросаны рабочие команды военнопленных. Они строили дороги и валили лес для вермахта. Основной лагерь, откуда их распределяли на работы, — Ламсдорф, — располагался в Польше.

Постройка тех времён ещё сохранилась. Здесь жила охрана. Фото: Ирина Шульц

Отзывчивые русские люди

За это время была проведена огромная работа: составлена карта лагерей, установлены имена ранее неизвестных солдат, ведётся переписка с некоторыми семьями их потомков. А помощь? Роман Янас рассказал, что он очень хотел бы установить на памятниках погибших их фотографии, для изготовления которых нужны средства. Тогда я написала о Романе статью и озвучила его просьбу в газете, а также у себя в фейсбуке. И люди отозвались. Считаю необходимым перечислить всех поимённо: Александр Ревин, Денис Кашицын, Вадим Фёдоров, Владимир Шульц, Вероника Кулганек, Анна Юнгманн, Михаил Жак, Наталья Юсупова, Надежда Скварник, Андрей Фозикош, Анастасия Костяева. Мы собрали деньги на 15 фотомедальонов. Неожиданная спонсорская помощь пришла из Китая. Житель Харбина Александр Харитонов, чей дед погиб в лагере военнопленных где-то на территории Чехословакии, но достоверную информацию о котором Александр до сих пор не может найти, узнав о Романе, тоже решил помочь чешскому краеведу, перечислив небольшую помощь.

«Знаете, я когда обращался к вам, не очень верил, что это реально, — рассказал мне впоследствии Роман. — Я почти 10 лет занимаюсь этими захоронениями и извне помощь никогда не приходила». Одним словом, произошло то, что должно было произойти — чех Роман Янас поверил в то, что мы своих не бросаем и после смерти, а мы убедились, что в мире есть люди, которые готовы бескорыстно отдавать себя делу памяти.

Всех нас Роман Янас пригласил 14 мая в Есеники на торжественную панихиду. К сожалению, поехать смогли не все. В Есеники три машины с пражанами и даже жителями Теплице приехали накануне — от Праги это 250 км, на самой границе с Польшей. В этой горной местности издавна располагались курорты. Многие из них работают и сейчас, некоторые пришли в упадок, но собираются возрождаться. Например курорт Липове-Лазне, где мы остановились в отельчике у брненского актёра Зденека Корчиана, переехавшего в Есеники 15 лет назад. Он один из основателей общественной организации Kostelík v horách, построившей при помощи местных властей в Липове-Лазне православную часовню.

В отеле у бывшего актёра Зденека Корчиана. Фото: Ирина Шульц

Слева направо: Елена Конева, Анна Конева, Анна Юнгманн, Роман Янас, Янасова. Фото: Ирина Шульц

Парадоксы Есеников

Во время поездки я заметила, что в этих местах очень много парадоксов. В горной местности, где мало солнца, редко что поспевает, любимый напиток местных — сливовица. А всё почему? После войны сюда, в дома депортированных немцев заселились валахи — южная ветвь чешского народа. Любовь к сливовице тоже с собой захватили. Идём дальше. Православная часовня. У настоятеля Йозефа Кратохвилы я поинтересовалась, сколько прихожан. В самый главный праздник, Пасху, их 20. Почему же построили эту православную часовню? В архивах нашли фотографию, сделанную каким-то туристом, на месте, где сейчас стоит часовенка, стояла палка, на которой было написано: pravoslavná fara. Да и православный священник уже был — Йозеф Кратохвила переехал сюда с семьёй из-за того, что дети в городе болели. Единомышленники, а среди них был, как мы уже говорили и Зденек Корчиан, начали собирать деньги на строительство, огромную помощь оказали местные власти, выделив на достройку 1,2 млн крон. Местный архитектор проект разработал бесплатно. Часовню построили за 1 год и 1 день. Освящать часовню приезжал Почётный митрополит Пражский и Чешских земель Христофор. И сейчас это не только место молитв, но и хранилище памяти о пребывавших в Есениках военнопленных. В часовне несколько досок с флагами разных государств, доска СССР — самая большая. На доске значатся имена прошедших через ад немецких рабочих лагерей. Список постоянно пополняется. Делает это Роман Янас. Роман, деды которого служили в вермахте. Один был вынужденно призван, когда в Чехословакию в 1939 году пришла немецкая армия. Ему повезло. Во время войны он сам был взят в плен англичанами и перешёл на сторону Чехословацкой армии, воюющей на стороне Антигитлеровской коалиции. Второму деду, его брату, повезло меньше — он погиб на Рождество 1944 года на Восточном фронте.

Или вот ещё: во время войны в рабочих лагерях солдаты умирали от голода (ежедневная норма «хлеба» — изделия из жмыха свёклы и отрубей — составляла 200 граммов), а ведь незадолго до этого здесь, в курортном месте, немцы открыли свой курорт и лечили от ожирения (кстати, может, и во время войны тоже).

Накануне панихиды

И вот мы все, включая внучек Конева, несмотря на дождь, в пятницу, 13-го, объезжаем несколько мест в горах, где находились эти рабочие лагеря. Где-то уже руины, где-то ещё сохранились дома охраны, вполне добротно выглядит барак для военнопленных. Но нет, не жили военнопленные в таких сносных условиях. После войны здесь находился склад чехословацкой армии и здание было отремонтировано. А вот и первое кладбище Борек. Что поражает сразу — отличный ремонт и уход. Государственная организация «Леса Чешской Республики», на территории которой находится кладбище, заботится о захоронениях. Нет-нет, зря мы думаем, что все наши солдатики, погибшие в плену, лежат здесь на кладбище стройными рядами. Здесь только плиты с именами. Останки разбросаны по лесу. Где умирал, там, на месте, и закапывали.

А вот кладбище в Рейвизе, к сожалению, не сохранилось. Вместо плит с именами — камни. Но много цветов и венков — 9 мая было недавно, и люди сюда приходят, это видно. Приходят русские — около камня и креста лежит маленькая бутылочка русской водки. На информационном стенде — запись по-русски о том, что чьи-то предки похоронены здесь, и если найдутся и другие потомки погибших, просьба связаться — и номер телефона. Кладбище собирались отремонтировать те же «Леса ЧР», но вступил в силу закон о церковной реституции и этот участок леса был передан католической церкви, теперь это бремя ложится на её плечи.

 

 

Мы возвращаемся в пансион уже поздно вечером, но не расходимся. Сидим и говорим о том, что мы видели и где побывали.

Кладбище примирения

Утром — панихида в Белой-под-Прадедом. Там самое большое кладбище и там установлены медальоны с фотографиями. Встречаемся в указанном месте и видим дипломатическую машину с казахским флагом. Это Сержан Абдыкаримов — посол Казахстана в Чешской Республике, приехал за тридевять земель (по чешским меркам), чтобы окунуться в историю края, где умирали и его соотечественники — казахстанцы. Роман Янас передал послу сведения о них. Тот, в свою очередь, — в Министерство обороны Казахстана. Где Роман Янас ищет сведения? В электронном архиве Минобороны РФ. «Это очень удобно и позволяет многое узнать о погибших, — говорит Роман. — Ни в одной другой стране, чьи граждане покоятся в нашей земле, ни в Польше, ни в Великобритании, ни во Франции, такого электронного архива нет. Чтобы мне что-то узнать о погибших, мне нужно ехать туда и работать в архиве, а это нереально». Справедливости ради надо сказать, что на торжественную панихиду Роман Янас, кроме русских, казахов, украинцев и белорусов, пригласил и представителей посольств Франции, Польши и Великобритании, Австралии, Новой Зеландии. Кроме русских и казахов пока ещё никто не соблаговолил посетить Есеники.

Вторую неделю я думаю над тем, что же меня больше всего тронуло в этих есеницких жителях. Постепенно прихожу к выводу, что две вещи. Первая — Дело. Да-да, именно так, с большой буквы. И вторая — это открытость. Людям, миру, природе…

В Белой-под-Прадедом — непростое кладбище. Это Кладбище примирения. Когда «Леса ЧР» проводили его реконструкцию, они объединили в одно кладбище и военнопленных, и их надзирателей (раньше те были похоронены за оградой) — мёртвые все равны. Есть в этом посыле объединить захоронения какая-то сила, которая заставляет о многом задуматься, особенно стоя там, в горах, в тишине, под вековыми деревьями.

Речей было мало, и они были от души. Пользуясь возможностью, я призвала официальные представительства иностранных держав в Чехии, чьи граждане захоронены в Есениках, поддержать Романа Янаса в его работе. И посол Казахстана, и представитель Генконсульства РФ в Брно потом, в частном разговоре заверили меня, что со своей стороны они поддержку постараются оказать.

На панихиде и дальнейших мероприятиях присутствовали представители местных властей: второй зампред Есеников Петр Прохазка, староста Липове-Лазне Любомир Змолик и староста Ческа-Веси — Петр Мудра. По окончании погибшим были отданы воинские почести (организаторы пригласили местный военно-исторический клуб), был исполнен чешский гимн, который, как известно, начинается словами: «Где дом мой?». Последнее пристанище солдат разных национальностей, воевавших с нацизмом, оказалось в есеницкой земле…

Переводчик

 

Посла Казахстана постоянно сопровождал переводчик – организаторы позаботились и об этом. Леош Крол – гимназист Есеницкой гимназии, изучающий русский язык и мечтающий поступить в МГИМО. «Проходите сюда, Ваше Превосходительство», — у юноши — явные задатки дипломата. На обложке фейсбука у него теперь фотография с Сержаном Оралбаевичем, а на автарке — с бывшим российским послом Киселёвым. В течение всего мероприятия на нём была георгиевская ленточка. Кстати сказать, организаторы ещё утром прикрепили нам на грудь вырезанных из бумаги белых голубей с синей ленточкой. Их подготовила местная учительница, а инспирировала как раз георгиевская ленточка, которую они впервые увидели и надели на приёме в честь 9 мая в генконсульстве РФ в Брно.

Часовня для всех

Конечно, хозяева мероприятия показали нам и православную часовню. Как рассказал Йозеф Кратохвила, она открыта всегда. И любой турист может сюда зайти, посмотреть документы, почитать историю, связанную с рабочими лагерями, узнать, где и в каких нечеловеческих условиях содержались военнопленные. Мой супруг сказал: «Немцы их использовали как материал для работы. Как топор и пилу. Поломалась (умер) — выбросили, взяли новый материал». Сейчас можно много рассуждать о том, в каком объёме подписал Советский Союз Женевскую конвенцию о содержании военнопленных, и повлияло ли это на зверское отношение к советским военнопленным. Одно, наверное, по прошествии времени можно сказать точно — Гитлером в его расовой теории был взят курс на уничтожение «недочеловеков», а простые ли они жители, красные комиссары или солдаты, попавшие в плен, разве это уже было важно? На воротах есеницких рабочих лагерей, как и на воротах Освенцима, висела надпись: Arbeit macht frei.

Чехов, кстати, планировалось оставить всего треть от всего населения.

После часовни был обед. Гостеприимству местных жителей можно только рукоплескать. Такой вкусной «свичковой» я не ела даже на чешской свадьбе!

Музей, созданный Романом Янасом

Последним и одним из самых важных пунктов нашего визита был Музей военнопленных. Музей, который Роман Янас создал сам. Теперь я знаю точно: когда у человека есть настоящее Дело, перед ним открываются любые двери. Аренда помещения, где располагается музей размером в одну большую комнату, для Романа стоит 1 крону до конца года. Стенды, экспонаты он приобрёл за счёт спонсорской помощи (не забываем о Китае), значительную часть — 50 тысяч крон — на расходные материалы и мебель выделил староста городка Ческа-Вес — Петр Мудра. «Есть две причины того, почему наш город решил выделить средства на музей, — рассказал Петр Мудра. — Первая — это личность Романа Янаса, который делает дело, в котором есть смысл. Вторая — это живые свидетельства, собранные в музее. Наше поколение ещё помнит войну из рассказов дедов, а младшее поколение только изучает в школе. Эти страшные жертвы, которые принесла война, лучше изучать по документам, чем по сухим страницам учебников. Конечно, наши дети знают, что Чехословакию освободила Красная армия, но цену этого освобождения они лучше прочувствуют, придя в музей».

В музее есть карта освобождения Чехословакии, карта лагерей военнопленных, абсолютно жуткие фотографии погибших военнопленных, которые Роману предоставил Воронежский музей, там недавно проходила выставка (среди погибших было много воронежцев). Большинство военнослужащих попало в плен в первые месяцы войны. А вообще всего, по германским данным, в нацистском плену в период Второй мировой войны побывало 5,3 млн советских военнопленных. И только половина выжила!

Здесь есть стенд, посвящённый Марку Мефодьевичу Федорченко, командиру стрелковой роты 813-го стрелкового полка 239-й Краснознамённой дивизии, застреленному гитлеровцами в Есениках в последний день войны. Роман Янас разыскал родственников Федорченко, которые живут в Краснодаре, и ведёт с ними переписку.

В музее прошла и самая трогательная часть — вручение подарков. Посол Казахстана подарил Роману Янасу (а до этого в часовне — пану Кратохвиле) казахские национальные картины и книги. Елена и Анна Коневы привезли книги о семьях маршалов Победы, одним из которых был их дед — Иван Конев, биографию Конева, памятные сувениры. Елена Конева, кстати, всё очень подробно фиксировала — фотографировала и надиктовывала на телефон. Тема жертв войны близка ей не только как внучке маршала. В России Елена Конева представляет «Клеймс Конференс» — фонд, из которого выплачиваются компенсации жертвам Холокоста. А недавно она стала представлять этот фонд и в Казахстане.

 

Гости оставили записи в книге музея. На мини-открытие музея пришли местные жители. Были среди них и русские. У окна стояла статная немолодая женщина с роскошными волосами. Я подошла: «Вы — русская?» «Да, живу здесь уже давно, с 1997 года. Родилась в России, училась в Казахстане, работала, потом замуж за чеха вышла, переехала сюда, — рассказала она. — Сюда с подругой пришла, она с Украины. Живём душа в душу. А что касается нынешней политики, так я здесь веду разъяснительную работу, да-да, объясняю чехам, почему Россия поступает так или иначе. И они ко мне прислушиваются. Муж у меня русофил». М-да, — подумала я с улыбкой, — в каждой русской жене чеха, даже в Есеницких горах, сиднем сидит «агент Кремля», и просыпается он, когда пытаются переписать историю её родины, или просто хотят сделать ей больно.

Надеемся на традицию

Музей военнопленных после открытия начали посещать чешские школьники. Они рассматривают стенды, фотографируют на мобильные телефоны, что-то записывают в свои тетрадки — это всё на фотографиях, которые Роман выставляет в фейсбуке. А скоро в Есеники приедет посол Новой Зеландии в Чехии. Их солдаты тоже здесь погибали в плену.

Мы уехали из Есеников и пообещали себе вернуться. Может быть, у нас получилось заложить традицию встречаться в Есениках и чтить память погибших. Может, просто будем дружить с этими замечательными людьми, у которых есть дело, корни, человечность и понимание, что историю нельзя переписывать или забывать. Иначе, не боюсь показаться банальной, она может повториться.

 

Ирина Шульц

Фото автора

На фото: Слева направо: Сержан Абдыкаримов, посол Казахстана в Чехии, Роман Янас, Артём Индыченко, представитель Генконсульства в Брно

 

Чехия пытается решить проблему нехватки яслей

Катастрофическая нехватка детских яслей в Чехии, как в Праге, так и в целом по стране, привела Министерство труда и социальных дел ЧР к выделению дотаций на организацию так называемых микрояслей. Заручившись поддержкой районных или городских властей, дотации могут получить школа, детсад или некоммерческая организация (НКО). Но времени осталось немного — дотации распределяются до начала июня. Пока это пилотный проект. Его продолжение зависит от того, какими будут первые результаты.

 Частные ясли в Чехии, а особенно в Праге, часто не по карману молодым родителям. Стоимость пребывания ребёнка в яслях в среднем по Праге составляет 10.000 крон. Многие родители не могут себе этого позволить, а значит, сидят дома с детьми порой до четырёх лет. Министр труда и социальных дел Михаэла Марксова (из партии ЧСДП) хорошо знакома с проблемой. Ссылаясь на иностранный опыт, Марксова считает, что такая услуга должна стать «общественной» и быть для родителей бесплатной. Единственное, чем родители должны обеспечить ребёнка, — это памперсы и еда.

В преддверии Дня семьи министерством было принято решение о выделении дотаций на открытие или финансирование уже существующих мини-яслей. Вплоть до 6 июня министерство готово таким детским учреждениям раздать 40 млн крон в Праге и ещё 100 млн крон по стране.

Детей в микрояслях может быть четыре-пять, возраст — от полугода до четырёх лет. Обсуживающий персонал должен иметь образование в области педагогики, медицины или социальной сферы. Работать в микрояслях может и сама мама ребёнка, если имеет для этого соответствующее образование.

Если проект себя оправдает, будут внесены законодательные инициативы в вопросе дошкольного воспитания детей.

За дотациями (при поддержке местных властей) можно обращаться в Министерство труда и социальных дел. Сайт проекта: www.esfcr.cz. Вопросы можно задать по телефону: 221 922 107 или написать их на имейл министерства: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

 Марина Нестерова

О Европе 100 лет назад

 

На фото: Возникновение Чехословацкого государства, 28 октября, 1918 года

Последнее в президентской каденции европейское турне Барака Обамы должно утвердить одно из его главных предвыборных обещаний — заключение Соглашения о трансатлантическом партнёрстве (TTIP). «Не мне говорить Европе, как управлять Европой. Я могу сказать, что США имеют неистощимый национальный интерес в сильной, единой и демократической Европе…» — сказал американский президент в интервью газете Bild.

 

Америке действительно выгодно иметь одного партнёра в торговле, поэтому политическая субъектность ЕС для Соединённых Штатов — вопрос первостепенный, что Обама не преминул подчеркнуть на встрече с британским премьером Кэмероном, таким образом предостерегая англичан от «Брексита» — выхода страны из Евросоюза. Но каких-то 100 лет назад всё было наоборот: Америка была последовательным сторонником «Европы национальных государств». О метаморфозах политики и курьёзах истории — нижеследующая статья.

В Европе диалектически и драматически сосуществуют две противоположные тенденции — центростремительная и центробежная. Эффективный период существования единой Европы в форме империи Наполеона или Третьего рейха был недолог, и хотя причины распада были каждый раз разные, общую закономерность заметить несложно. Внешние факторы (перманентные конфликты с кельтами, а затем англосаксами на западе, малоазийскими и североафриканскими царствами, а затем халифатом — на юге, и «Великой степью», а затем Россией — на востоке: всем им был чужд «европоцентризм», и каждый из них не без оснований считал эту территорию своей периферией, ну или просто — своей) и внутренние противоречия остаются непреходящими и неизбывными в силу своей объективности. Ещё В. Ленин критически отзывался о перспективах единой Европы в известной статье «О лозунге Соединённых Штатов Европы», полагая этот формат не только нежизнеспособным в конкуренции с растущими экономиками других макрорегионов, но и вредным, поскольку «при капитализме [Соединённые Штаты Европы] равняются соглашению о дележе колоний».

Что же касается нашей маленькой и, казалось бы, провинциальной Чехии, то Вацлав Гавел, например, утверждал, что якобы «все мировые войны начинались отсюда». При преувеличении это утверждение верно: по крайней мере, Чехия была вовлечена прямо или косвенно в начало крупнейших региональных конфликтов. Так, вторая пражская дефенестрация стала формальным поводом к Тридцатилетней войне, убийство эрцгерцога Фердинанда и его чешской супруги Софии Хотек явилось «казус белли» Первой мировой, а ликвидация Чехословакии в соответствии с Мюнхенскими соглашениями стала прологом ко Второй мировой войне.

Нам интересно рассмотреть роль Чехии в развязывании Первой мировой войны: есть версия, что эта роль была более активной, чем просто принесение в жертву несчастной Софии Хотек. К тому же габсбургскую империю с определёнными допущениями можно считать прообразом современного ЕС — конгломерата стран и народов разного уровня развития, раздираемого противоречиями и скреплённого рыхлой системой обязательств и уступок. Возможно, будущие историки взрывы в Брюсселе будут рассматривать наравне с выстрелами в Сараево в качестве «точек бифуркации» европейской истории.

Борьба за власть в Австро-Венгрии не прекращалась никогда — достаточно вспомнить смерть единственного прямого наследника Франца Иосифа — кронпринца Рудольфа в результате загадочного самоубийства. Остальным претендентам на престол тоже не слишком везло — погибали либо умирали. Настал черёд и злосчастного Франца Фердинанда.

Движимый не только государственными интересами, но и желая обеспечить династические права своим детям, эрцгерцог стал апологетом концепции «триализма» — преобразования старейшей в Европе монархии в австро-венгро-славянскую федерацию. Таким образом, Фердинанд надеялся сохранить империю, а его потомство от брака с Софией (считавшегося морганатическим, вследствие чего дети не могли претендовать на корону) получило бы право престолонаследия. Но такой план имел немало противников — как внутри страны, так и вне её. Внутренними оппонентами выступили прежде всего венгры, так как их права оказались бы урезанными в процессе эмансипации других народов, населявших Австро-Венгрию, и, как ни странно, чехи, хотя их уравняли бы в правах с главными народами страны, австрийцами и венграми. Но среди чешских активистов всё более популярной становилась идея отделения Чехии (тогда Богемского королевства) и создания собственного независимого государства, и такие настроения чешской элиты нашли поддержку за рубежом: большую работу в этом направлении проводил в странах Антанты и США будущий президент Первой Чехословацкой республики Т. Масарик. Поэтому версия о причастности личного водителя эрцгерцога — чеха Леопольда Лойки — к покушению хотя и не имеет официального подтверждения, представляется по крайней мере заслуживающей внимания.

При пристальном рассмотрении обстоятельства этого покушения настолько невероятны, что дали повод Генри Киссинджеру назвать его «нелепейшим курьёзом в истории».

Но начнём сначала: почему именно Сараево? За несколько лет до трагического визита Австро-Венгрия аннексировала Боснию и Герцеговину, отторгнутую у Османской империи в результате последней Русско-турецкой войны. Естественно, Россия не признала аннексии, как и её союзница в регионе Сербия, сама рассчитывавшая получить эту богатую провинцию. Болгария, взлелеянная Россией в качестве плацдарма в регионе, на этот раз приняла австрийскую сторону. Визит наследника должен был подтвердить права Австро-Венгрии на недавно присоединённую область, формально же поездка была инспекцией расквартированных там военных гарнизонов.

Первое покушение по приезде четы оказалось, как известно, неудачным: граната Неделько Чабриновича отскочила от сложенного верха эрцгерцогского ландо и поразила пассажиров ехавшей следом машины — её водитель скончался на месте. Автомобиль эрцгерцога прибыл в ратушу, где было решено изменить дальнейшую программу и проведать раненых в покушении, для чего следовало ехать в госпиталь. Весь кортеж направился туда по одной дороге, и только машина с эрцгерцогом и его супругой последовала по старому маршруту, так как водителя Леопольда Лойку вроде бы «забыли предупредить». И он, по ещё одному удивительному совпадению, которых и без того немало в этой драме, в попытке исправить ошибку остановился и начал маневрировать прямо у того места, где коротал время в ожидании своего часа тщедушный цареубийца Гаврило Принцип…

Некоторые исследователи вообще считают, что эскалацию конфликта вызвала цепь трагических, даже досадных для такого масштабного события, как мировая война, случайностей. Например, тот же Киссинджер полагал, что ситуацию усугубил факт морганатического брака Франца Фердинанда: это лишало его похороны монаршего статуса, что не позволило прибыть в Вену главам государств, а ведь обсуждение кризиса самими венценосными особами могло бы снизить градус напряжённости. Но «машина страшного суда», как называли систему взаимных гарантий европейских стран, обеспечивавшую баланс интересов на протяжении 100 лет, уже была запущена, и катастрофа оказалась неотвратимой. Так интригующий сюжет, развиваясь то стремительно, то неспешно, завершился макабрической бойней на пространстве от снегов Арарата до Верденских полей.

Тем временем за океаном уже планировали послевоенное обустройство Европы по образцу, наиболее выгодному для трансатлантической торговли и формирования новых финансовых рынков. Оттуда пришла и овладела умами доктрина американского президента Вильсона о «праве народов на самоопределение как принципа международного права». Ей было суждено разрушить все старые империи на континенте, одни раньше, другие позже: от Великобритании, например, демонтажа колониальной системы добился другой американский президент — Ф. Рузвельт — в критический период «битвы за Британию» в обмен на союзническую помощь только спустя четверть века, осенью 1940 года. Большевикам титаническими усилиями и всевозможными уловками пришлось «сшивать» развалившуюся российскую империю грубыми стежками советской конституции, в которую, тем не менее, крайне неохотно вписали это самое право. Правда, Сталин нашёл казуистический выход, не прописав механизма выхода из состава союза, но ведь британцам пришлось ещё горше, они довольствовались куцым форматом «содружества наций».

На обломках же Австро-Венгрии возникла новая Европа — Европа национальных государств.

Вот и сегодня мы, возможно, наблюдаем, как конгломерат из более полумиллиарда человек, объединённых в зыбкий союз народов, нередко веками враждовавших друг с другом, на наших глазах прекращает своё недолгое существование.

А жаль. Всё-таки это была прекрасная эпоха!

 

Мурат Темиров,

директор Школы журналистики в Праге

Написать нам

Email:
Тема:
Текст:
Пражский экспресс - газета какого города?

Мы на карте


© 2017 ПРАЖСКИЙ ЭКСПРЕСС - ЕЖЕНЕДЕЛЬНАЯ ГАЗЕТА
Частичная перепечатка материалов разрешена с активной ссылкой на www.prague-express.cz
Перепечатка материалов в бумажных носителях - только с письменного разрешения редакции.
Рейтинг@Mail.ru Система Orphus