Что закон о донорстве органов говорит об иностранцах?

 

Фото: www.msgmedical.ru

Недавно в России был принят закон, согласно которому после смерти человека, если он не оставил соответствующего заявления, его органы могут быть использованы по усмотрению медицинского учреждения — так называемое донорство органов. А как с этим обстоит дело в Чехии? И главное — делают ли в этом вопросе различия между гражданами Чехии и иностранцами, имеющими в Чехии ВНЖ или ПМЖ. Проконсультировать нас мы попросили адвоката, доктора права Дениса Кашицына.

Если мы говорим о донорстве органов, то в этой ситуации нам следует обратиться к Закону № 285/2002 от 30 мая 2002 года «О дарении, лишениях и трансплантациях тканей и органов», именуемый в юридической среде «Трансплантационным законом». Данная норма разделяет трансплантации на два вида: трансплантация — отъём от живых людей и трансплантация от умерших. Рассмотрим последний вариант. Параграф 10 Закона 285/2002 ставит условие о засвидетельствовании факта смерти двумя взаимонезависимыми врачами. Смерть, согласно п. 3 Закона, устанавливается по факту необратимой остановки кровообращения и необратимой утраты функций мозга в случаях, когда пациент находится на аппарате искусственного дыхания и кровообращения. Насчёт умерших иностранцев — § 10а говорит об иностранцах, которые имеют донорское удостоверение, так называемую донорскую карту (то есть включены в реестр доноров органов, что скорее актуально для граждан Евросоюза, нежели для граждан третьих стран). В случае отсутствия у иностранца донорской карты Координационно-трансплантационный центр (КТЦ) направляет запрос в органы страны, гражданином которой является умерший, на предмет выяснения, не изъявил ли умерший при жизни несогласие с посмертным донорством, или же он, наоборот, изъявил согласие (будучи, например, гражданином страны, где ad rem действует принцип предполагаемого несогласия, а это большинство арабских стран). Также КТЦ совершит запрос посредством органов этого государства на информирование родственников умершего, которые также могут изъявить несогласие с посмертной трансплантацией. При невыполнении одного из двух вышеуказанных условий в течение 72 часов действует правило, что условия для отбора органов не соблюдены.

Иностранцы, проживающие в Чехии, должны знать, что в Чехии по умолчанию действует правило согласия с посмертным донорством. Для лиц, которые не хотят быть после своей смерти донорами, существует национальный реестр лиц, несогласных с посмертным отбором тканей и органов. В реестре может зарегистрироваться каждый, и нет разницы, является он гражданином страны или же не является таковым. А вот лицо, обеспечивающее похороны донора органов, может запросить в министерстве пособие на эти похороны в размере 5 тысяч крон. Это право предусмотрено в § 28а. Разумеется, вышеуказанные формальности отодвигают кандидатуру доноров-неграждан на второй план. От себя добавлю лишь, что вопрос дарить или не дарить — личное дело каждого, но если отбросить в сторону околоритуальные предрассудки, посмотреть на § 14, который говорит об уважении и приведении тела, по мере возможного, в состояние, максимально близкое к исходному, то особой разницы, что будет с телом после смерти, нет, ну а помочь кому-то — это всегда хорошо, и остаётся пожелать читателям «Пражского экспресса» как можно дольше не становиться потенциальным донором органов и никогда не испытывать нужды в таком доноре.

Прагу называют «стобашенной». Мало кто из нас не побывал на Староместской, Петржинской башне или Жижковской телебашне. Но есть и малопосещаемые башни, мы начинаем о них рассказ. А вы, дорогие читатели, можете присылать нам фото с видами, открывающимися с этих башен.

Фото: www.botanicka.cz

В текущем году исполнится два года башне, что стоит на самой высокой точке в ботаническом саду в Трое. Башню — шеститонный колосс высотой 10 метров, изготовил скульптор Честмир Сушка из авиационных бочек, которые он украсил ажурными оконцами. Через декоративные отверстия открывается вид на реку и Трою.

В Трое есть ещё одна смотровая башня — «Обора», она расположена в зоопарке и является копией смотровой башни из Йизерских гор, которая до 50-х годов прошлого столетия украшала гору Смрк. «Обора» — четырёхгранная, сужающаяся кверху башня почти 20 метров высотой с четырьмя обзорными площадками. Оригинал её изготовил плотник Франц Фриц. В зоопарке башня стоит с 2009 года.

Каменная башня «Цибулка» расположена в районе Коширже. Название парка и башни произошло от имени владельца имения Блажея Цибулки, которому эти угодья принадлежали на переломе XVI и XVII веков. В 1817 году имение было куплено князем Леопольдом Лингарт Тун-Гогенштейном, который устроил тут летнюю резиденцию и разбил парк в романтическом духе. Башня «Цибулка» была построена как... романтическая развалина и предназначалась для осмотра окрестностей. С башни высотой около 13 метров открывается вид на Мотол, Ржепы и Котларжку.

Пражский экспресс

Доминантой Лоретанской площади является Чернинский дворец — самое большое здание в стиле барокко в Праге, в котором в настоящее время располагается Министерство иностранных дел. С этим зданием связана легенда, которую приводит в книге «Загадки старой Праги» Алеш Чесал.

 

Фото: www.mzv.cz

Богатый аристократический род Черниных решил обзавестись в Праге дворцом всем на диво. Строительство началось в 1669 году. Заказчиком был венский дипломат граф Гумпрехт Ян Чернин из Худениц. В подрядчики вызвался итальянский архитектор Франческо Каратти. В ожидании денег от графа он начал финансировать строительство из собственного кармана (видимо, и в давние времена богатые заказы шли «на драку»). Но строительство исполински разрасталось, ело бездну средств, а граф — ни гу-гу. Тогда подрядчик собрался и поехал к графу Гумпрехту в Вену. Прибывши, обнаружил, что граф мёртв. Новоиспечённая вдова стотысячные долги графа признавать не хотела. А у несчастного архитектора не было даже письменного договора с графом — ничего! Тогда в дело вмешался брат подрядчика — масон. Легенда гласит: «Он пригласил его на тайную сходку свободных каменщиков, где строитель изложил свою просьбу Мастеру масонов. Тот зажёг в миске, стоящей на столе, кадило, велел всюду погасить огонь и что-то неразборчиво забормотал. Потом повернулся к занавесу за спиной. Тот распахнулся, и показалась бледная фигура, в которой архитектор с первого взгляда узнал заказчика-графа. Граф по приказанию Мастера уселся к столу и написал на поданной ему бумаге: «признаю, что счета подрядчика правильные», и вместо печати приложил к бумаге свою руку, оставившую след». Графиня, которой документ был вскоре предъявлен, ни секунды не колебалась и выплатила все мужнины долги, а также велела устроить в Чернинском дворце часовню, чтобы мужнина душа не застряла в чистилище.

Но Чернинскому дворцу всё равно не везло: строительство пострадало во время войны за австрийское наследство в 40-х годах XVIII в., в 1757 году его обстреляла прусская артиллерия, а в 1778 году дворец ушёл с молотка. Чего в нём только не размещали: аптеку, приют, казармы, мастерские, галерею. Во времена Первой Республики дворец был перестроен, в период оккупации в нём располагалась резиденция Протектората, там же находился и сам кровавый палач Рейнхард Гейдрих. А 10 марта 1948 года из окна Министерства иностранных дел выпал Ян Масарик — сын первого президента, министр иностранных дел. До сих пор неизвестно, было это самоубийство или убийство, организованное спецагентами СССР. В Чернинском дворце также было подписано соглашение о роспуске Варшавского договора.

Пражский экспресс

В Праге решали, что делать с российской пропагандой

Иллюстрационное фото: Пражский экспресс

Профессор МГИМО Валерий Соловей в своей книге «Абсолютное оружие. Основы психологической войны и медиаманипулирования» отметил, что люди больше боятся того дурного, что может с ними произойти когда-нибудь в будущем, чем реально происходящего здесь и сейчас.

Если страх умело вызвать, как эмоцию, то он обеспечивает сплочение и объединение вокруг какой-то силы и даёт карт-бланш на совершение действий по ликвидации угрозы. Тактика «торговли страхом» состоит из трёх частей: заявление об угрозе, предложение средств и методов её предотвращения, пробуждение уверенности в применимости предложенных идей.

Прямо как по писаному и прошли две конференции, организованные European Values Think Tank. Задача была заявлена в самом названии конференций: «Как победить кремлёвскую дезинформационную кампанию?». Напомню, что дезинформация — это процесс манипулирования информацией, а именно: введение кого-либо в заблуждение путём предоставления неполной информации или полной, но уже не нужной информации, искажения контекста, искажения части информации. Дезинформация, таким образом, — это продукт деятельности человека, попытка создать ложное впечатление и, соответственно, подтолкнуть к желаемым действиям или бездействию. Вообще-то этот термин используется в условиях военных действий. А что, мы в Европе уже находимся в рамках войны, используем военные термины? И кто же наш главный неприятель?

Выступающие (депутат от партии ТОП 09 Гелена Ландшадлова, чешский эксперт из East StratCom (отдел по борьбе с российской пропагандой в Евросоюзе) Якуб Каленский, депутат Иван Габал, сотрудник Think-tank «Европейские ценности» Якуб Янда) на конференции, проведённой на территории парламента ЧР, особо не стеснялись в выражениях. На их взгляд, они предоставили «железные доказательства» проведения дезинформационной кампании российскими специалистами в Европе и в Чехии. Слушателям был представлен контент-анализ российских СМИ (с графиками и таблицами), упоминалась работа и бюджет Russia Today, приводились данные социологических опросов, согласно которым идёт увеличение рейтинга доверия президенту Путину в Чехии с 11 % до 24 %. Опять оглашали список прорусских сайтов, например Sputnik и Parlamentní listy, приводили «прорусские» высказывания президента Чехии Милоша Земана и др. Но что собравшихся волнует особенно сильно? Это формирование в СМИ образа Владимира Путина как борца за христианские ценности в Европе.

В итоге чешскому обществу предложена программа борьбы, включающая следующие положения.

  1. Бойкотирование Чемпионата мира по футболу 2018 года в России. («Пусть играют сами», — так и было заявлено).
  2. Популяризация информации о том, что в России — низкое качество жизни.
  3. Постоянный мониторинг политической ситуации в России.
  4. Продвижение ценностей демократии в русскоязычной общине.
  5. Блокировка троллей в Сети.
  6. Сокращение русского дипломатического корпуса в Праге.
  7. Распечатка списка фамилий активистов кремлёвской пропаганды.

На следующий день в рамках всё той же борьбы с дезинформационной кампанией Кремля прошла конференция в библиотеке Вацлава Гавела.

На ней уже выступали украинский журналист, основатель украинского сайта StopFake.org Евгений Федченко и чешский эксперт Якуб Каленский. На мой вопрос, как именно определить, является ли та или иная статья продуктом российской пропаганды, существуют ли ясные для всех критерии оценки, не опасаются ли участники конференции устроить охоту на ведьм среди русскоязычных изданий и работающих русских журналистов, я получила достаточно расплывчатые ответы. Критериями пропаганды для украинского журналиста является… газетная утка. Как вы, наверное, помните, это понятие имеет свою историю. Во времена Наполеона в Брюсселе один из тогдашних журналистов (Роберт Корнелиссен) напечатал следующую «сенсацию»: «Как велика прожорливость уток, доказывает произведённый над ними опыт. Из двадцати уток взяли одну, разрубили её на части вместе с перьями и костями и эти куски отдали на съедение остальным девятнадцати. И так продолжали убивать одну утку за другой и кормили убитыми оставшихся в живых до тех пор, пока осталась всего только одна, упитавшаяся мясом и кровью своих подруг». Вот эта-то «упитавшаяся» утка с тех пор и стала синонимом неправдоподобных газетных новостей.

Бывший чешский журналист Якуб Каленский, а ныне эксперт по борьбе с российской пропагандой, работающий в Брюсселе, был более дипломатичен.

Ему не нравится использование термина «российская пропаганда». Он сторонник формулировки «кремлёвская пропаганда», потому что Кремль — это не вся Россия. Вот статьи на тему Украины — это и является для него той лакмусовой бумажкой и критериями наличия пропаганды.

Как я понимаю, у каждого «специалиста» своя «мерная ложка». Эксперты на конференциях уверяли нас, что нельзя ограничиваться только дискуссиями на данную тему и круглыми столами, надо идти дальше. Только вот куда? К чему именно может привести ещё большее разжигание страха и непримиримости в обществе в той сложной политической ситуации, в которой все мы находимся?

Светлана Воронина

 

 

Фото: www.muzeumprahy.cz

Водолазы нашли во Влтаве остатки основания второго столпа Юдитина моста. Об этом объявила пресс-секретарь Пражского городского музея Ольга Шамалова. Музей давно занимается исследованием дна реки совместно с Институтом национального наследия. Первый каменный мост в Чехии был построен в XII веке, он был расположен южнее Карлова моста. А до его постройки пражане обходились бродом в месте изгиба реки ниже Пражского Града. Эксперты предполагают, что в X столетии существовал ещё и деревянный мост, на смену которому пришёл мост Юдитин — это был третий каменный мост к северу от Альп. Первые два были возведены в Дрездене и Регенсбурге. После того как Юдитин мост снесло в феврале 1342 года наводнение, по указу императора Карла IV началось строительство нового — Карлова, моста. И так вплоть до XIX столетия Карлов мост оставался единственным связующим звеном между Влтавскими берегами.

Начиная с 2014 года, водолазы подняли со дна Влтавы около тысячи предметов, имеющих историческую ценность. И вот — новая находка, которую пражане наверняка увидят на фото. Найденные вещи будут включены в экспозицию Староместской мостовой башни, которая откроется 1 апреля.

Пражский экспресс

Книга известного исследователя тайн Праги Алеша Чесала полна всевозможных легенд, историй, фактов, и разоблачений. Перескажем одну историю из неё — о доме, расположенном на Велкопржеровской площади — ныне в нём помещается средняя школа-консерватория им. Яна Деила для слепых.

 

Фото: www.kjd.cz

Здание это прославилось как дом «У семи чертей», хотя изначально называлось «У белой лошадки». Роковое переименование случилось во второй половине XIX века, в пору владения домом старой девой, дочерью адвоката Вацлава Немцова, Луизой Немцовой. Она имела репутацию чудачки. Добровольно удалилась от мира и жила в одной комнате с кошками и птицами. Еду ей подавали через окошко. Ходили слухи, что жениха Луизы соперница увела прямо из-под венца. Закрылась она после поездки по городу и истерики, случившейся при виде свадебного поезда (рассказал о том извозчик Клечек).

Комнаты в доме «У белой лошадки» сдавались — дом был доходным. Популярностью он у жильцов, однако, не пользовался. И всё из-за строгих требований хозяйки. Всякий, кто хотел поселиться в доме, должен был подписать обязательство не забивать в стены гвоздей, а мебель отставлять от стен на расстояние локтя. Всякого, кто нарушал эти требования Луизы, из дому немедленно выгоняли. Так был изгнан один жилец-художник. Творческую личность такое обращение разозлило, и он пририсовал под изображением белой лошадки шесть чертей, а подписал «У семи чертей», намекая тем самым, что седьмым чёртом была сама домовладелица. После этого случая репутация дома ещё более испортилась. Чего только не приписывали «чертовскому» дому: там де и привидения, и упыри во главе с Луизой-чертовкой.

Луиза Немцова умерла 23 декабря 1895 года. Дом свой она завещала госпиталю Конгрегации серых сестёр. При реконструкции Дома был обнаружен двойной потолок, под которым скрывались чудесные фрески. Сёстры, испугавшись языческих мотивов фресок, велели росписи снова закрыть, а в 1897 году, не имея средств на реконструкцию дома, и вовсе продали строение городу. Мэрия же передала его пражскому Обществу слепых. Случилось это в 1912 году. Только тогда хранители памятников старины по-настоящему исследовали дом. Фрески, так напугавшие монашек, изображали победу над турками. Автором их был швейцарский художник Я. Р. Бис, живший в Праге в 1689—1713 годах. Фрески были обнаружены также и на стенах. Уникальные фрески удалось отреставрировать и так сохранить для потомков. И всё это благодаря «чертовке» Луизе, которая, конечно, знала о тайне дома, и берегла его сокровища.

Наталья Скакун

Фото: www.praha1.cz

Прага красиво выглядит, но не везде хорошо пахнет. Ежедневной обработки требуют 19 мест, интенсивно используемых как альтернативные туалеты, ещё 20 мест нуждаются в еженедельном мытье и хлорировании. Работу эту проделывает специальный сотрудник Технических служб, стоит она городу 3 млн крон ежегодно. При этом количество дурно пахнущих точек не убывает, а растёт.

И если в Гамбурге власти выбрали технологический путь борьбы, покрыв стены водоотталкивающим лаком, то Прага решила усилить патрулирование мест, где граждане привычно справляют нужду. Штраф за такой проступок составляет 5 тыс. крон, а с октября 2016 года «услуга» ещё подорожает. Местами с подмоченной репутацией являются: улицы Злата, Оплеталова, подступы к Йиндржишской башне, закуток у метро «Чёрный мост», угол Школьской и Водичковой, остановка автобусов под Штефаниковым мостом, улица Гавличкова, тротуар под Чеховым мостом, переход Харватова-Народни. Словом, нос подскажет, а ноги пусть несут подальше.

Пражский экспресс

Карпатские русины в «Похождениях бравого солдата Швейка»

 

Памятник Ярославу Гашеку в Липнице-над-Сазавой

Фото: Matěj Baťha

В своей статье историк Кирилл Шевченко разбирает вопрос, как чешский писатель Ярослав Гашек отразил в своём бессмертном романе «Похождения бравого солдата Швейка» положение карпатских русин в дни Первой мировой войны.

 

Роман Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка» по праву считается визитной карточкой не только творчества этого писателя, но и всей чешской литературы ХХ века, а сам Ярослав Гашек наряду с Карелом Чапеком давно стал самым узнаваемым и популярным чешским писателем за пределами Чехии.

Попытки утвердить на вершине чешского и международного литературного Олимпа Милана Кундеру, в котором проницательная американская критика сумела обнаружить «блестящего модерниста», несущего в массы «глубокий пафос», и бархатно-революционного Вацлава Гавела, которому, по его собственному признанию, «нравится писать всякие красивые речи, в которых с безупречной логикой доказывается бессмыслица» (Гавел В. Трудно сосредоточиться. Москва, 1990. С. 12. — Прим. авт.), только способствуют популярности Гашека.

Между тем в нынешней Чехии бравый солдат Швейк востребован в основном в утилитарно-прикладном качестве как расхожий чешский туристический бренд, призванный завлекать иностранных туристов в пражские пивные; более глубокое и адекватное современности осмысление и образа Швейка, и творчества Гашека в целом, судя по всему, ещё ждёт своего часа.

Примечательно, что в последние годы чешские литературоведы и историки литературы признают хроническую недооценку творчества Я Гашека в Чехии. Некоторые литературоведы при этом считают необходимым полную деидеологизацию творческого и жизненного пути Гашека, которого длительное время обвиняли в «измене» чехословацким легионерам в России, имея в виду его переход на сторону большевиков в ходе Гражданской войны и стойкие прокоммунистические симпатии (Kachlík A. Zradil Hašek legie? // Hašek a Švejk. Humor tisíciletí. Lipnice, 2003. S. 83. — Прим. авт.). Подобные мысли, в частности, высказывались чешскими литературоведами во время празднования 120-летнего юбилея Ярослава Гашека в 2003 году. Чешский режиссёр А. Кахлик с сожалением отмечал, что давно написанный сценарий фильма о Гашеке после «бархатной революции» 1989 года в Чехословакии оказался невостребованным, поскольку потенциальные спонсоры и продюсеры, признавая высокое качество данного сценария, тем не менее не решаются снимать фильм «о большевистском комиссаре» (Ibidem. S. 80. — Прим. авт.). Полноценная реабилитация Гашека, по мнению ряда чешских литературоведов, потребует серьёзной переоценки так называемой легионерской легенды и надлежащего увековечивания памяти о писателе (Ibidem. S. 83. — Прим. авт.). В эпоху глобализации и в непростых условиях современных вызовов знаменитый роман Гашека, по мнению некоторых литературных критиков, приобретает дополнительный смысл в качестве указателя того, как можно «бороться с господством глупости и торжеством силы при помощи иронии и юмора... Швейковская ирония не случайно приводит в замешательство тех, кто увлёкся гонкой в заколдованном кругу безбрежного консюмеризма…» (Pytlík R.  Haškova ironie dějin// Hašek a Švejk. Humor tisíciletí. Lipnice, 2003. S. 14. — Прим. авт.).

 

Наряду с многочисленными литературными и художественными достоинствами роман Я. Гашека «Похождения бравого солдата Швейка» имеет и колоссальную ценность в качестве оригинального исторического источника. Описываемые в романе события пропущены сквозь призму личного восприятии автора — не только современника и наблюдателя, но часто и прямого участника данных событий, что в известной степени размывает границы между реалиями и художественным вымыслом. Известно, что в образе ироничного и склонного к розыгрышам вольноопределяющегося Марека Гашек в определённой мере изобразил самого себя. Роман в концентрированной форме доносит до читателей неповторимый колорит изображаемой эпохи, отражая состояние чешского общества в начале ХХ века, сложные межнациональные отношения в монархии Габсбургов и восприятие начавшейся Первой мировой войны многонациональным населением Австро-Венгрии.

Роман Гашека содержит несколько коротких, но ярких и выразительных эпизодов, непосредственно касающихся положения карпатских русинов, которые в то время были подданными Австро-Венгрии, исчезнувшей с политической карты Европы после Первой мировой войны. Гашек отнюдь не случайно уделил внимание русинам — во-первых, сказался его интерес к славянским народам и стойкие русофильские настроения; во-вторых, во время своих странствий по Венгрии и Галиции он сталкивался с местными русинами и уже имел о них определённые представления.

Краткое, но сочное и ёмкое упоминание о трагической судьбе Галиции и её русинского населения содержится в описании кабинета австрийского военного следователя Берниса, на допрос к которому бравый солдат Швейк угодил сразу после начала войны. «Нельзя сказать, чтобы обстановка здесь производила очень приятное впечатление, особенно фотографии различных экзекуций, произведённых армией в Галиции и Сербии, — с грустной иронией замечает Гашек. — Это были художественные фотографии спалённых хат и сожжённых деревьев, ветви которых прогнулись под тяжестью повешенных…» (Гашек Я. Похождения бравого солдата Швейка. М., 1994. С. 80. — Прим. авт.). С нарастающим сарказмом Гашек продолжает: «Особенно хороша была фотография из Сербии, изображавшая повешенную семью: маленький мальчик, отец и мать. Двое вооружённых солдат охраняют дерево, на котором висит несколько человек, а на переднем плане с видом победителя стоит офицер, курящий сигарету…» (Гашек Я. Похождения бравого солдата Швейка. М., 1994. С. 80. — Прим. авт.).

В романе Гашека показано, что жестокость к местному населению оккупированных территорий и звериные инстинкты среди солдат австро-венгерской армии всячески поощрялись командованием. Так, старый сапёр Водичка рассказывал Швейку, что во время пребывания его подразделения в оккупированной Сербии австрийским солдатам, соглашавшимся выступать в роли палача по отношению к мирному сербскому населению, командование выдавало дополнительные порции сигарет. По словам сапёра Водички, изобличённый чешскими солдатами его подразделения такой добровольный палач и любитель сигарет был казнён ими в результате скорого и сурового солдатского самосуда... Несколько словесных штрихов, сделанных рукой мастера, рисуют яркую и трагическую картину австрийских военных зверств над мирным населением Сербии и Галиции, напоминающих военные преступления немецких нацистов. Примечательно, что примерно в это же время, в начале сентября 1914 года по решению австрийских властей был создан печально известный концлагерь Талергоф, предназначенный для тех русинов Австро-Венгрии, которые исповедовали общерусские идеи и цивилизационное единство с Россией. Жертвами Талергофа стали тысячи галицких русинов, брошенных в концлагерь только за то, что они придерживались русофильских взглядов.

С прибытием воинского подразделения Швейка в Угорскую Русь, являвшуюся в то время частью Венгрии, чешские солдаты полностью окунулись в прифронтовую атмосферу и стали свидетелями тяжёлого положения местного русинского населения. По словам Гашека, «отчётливо были видны следы боёв… Там и сям виднелись сожжённые крестьянские усадьбы. Тут солдаты своими глазами увидели, как жестоко после ухода русских обращаются власти с местным населением, которому русские были близки по языку и религии» (Гашек Я. Похождения бравого солдата Швейка. М., 1994. С. 482. — Прим. авт.).

Выразительный эпизод, непосредственным свидетелем которого, судя по всему, был сам Гашек, также имел место на территории Угорской Руси. «На перроне, окружённая венгерскими жандармами, стояла группа арестованных русинов. Среди них было несколько православных священников, учителей и крестьян, — размеренно повествует Гашек. — Руки им связали за спиной верёвками, а сами они были попарно привязаны друг к другу. У большинства носы были разбиты, а на головах вздулись шишки. Поодаль забавлялся венгерский жандарм. Он привязал к левой ноге православного священника верёвку, другой конец которой держал в руке и, угрожая прикладом, заставлял несчастного танцевать чардаш. Жандарм время от времени дёргал за веревку и священник падал. Так как руки у него были связаны за спиной, он не мог встать и делал отчаянные попытки перевернуться на спину, чтобы таким образом подняться. Жандарм хохотал от души, до слёз…» (Гашек Я. Похождения бравого солдата Швейка. М., 1994. С. 483. — Прим. авт.). Чешские офицеры, впрочем, не разделили веселья венгерского жандарма. По словам Гашека, «этот эпизод стал поводом для крупного разговора в штабном вагоне, и большинство офицеров осудило такую жестокость» (Гашек Я. Похождения бравого солдата Швейка. М., 1994. С. 483. — Прим. авт.). Конец забавам венгерского жандарма положил местный жандармский полковник, который, как поясняет наивным читателям Гашек, руководствовался при этом отнюдь не соображениями гуманизма, поскольку его приказ «отвести арестованных за вокзал, в пустой сарай» был продиктован желанием того, «чтобы никто не видел, как их избивают» (Гашек Я. Похождения бравого солдата Швейка. М., 1994. С. 483. — Прим. авт.).

Русины часто становились жертвами и в ходе вполне будничных бытовых контактов с австро-венгерскими военнослужащими. Об этом свидетельствует изображённая Гашеком живописная сцена реквизиции свиней у крестьянина-русина, который вместо обещанной платы получил от австрийского солдата удар прикладом (Гашек Я. Похождения бравого солдата Швейка. М., 1994. С. 503. — Прим. авт.).

Имеются в романе и общие зарисовки с натуры, свидетельствующие о тех колоссальных опустошениях, которым подверглась многострадальная Угорская Русь и её население в ходе военных действий. «Вся Медзилаборецкая долина была разрыта и раскопана, как будто здесь работали армии гигантских кротов, — описывает Гашек состояние западных областей Угорской Руси, в настоящее время являющихся частью северо-восточной Словакии. — Шоссе за речкой было изрыто и разворочено, поля вдоль него истоптаны… В Медзилаборце поезд прошёл мимо разбитого, сожжённого вокзала, из закоптелых стен которого торчали искорёженные балки…» (Гашек Я. Похождения бравого солдата Швейка. М., 1994. С. 500. — Прим. авт.).

 

Наблюдательное око автора «Похождений бравого солдата Швейка» заметило, а его острое перо в художественной форме отразило страдания русинского населения Австро-Венгрии во время Первой мировой войны. Тем самым роман Гашека стал одним из немногих произведений мировой литературы, где не только затронута до сих пор замалчиваемая проблема австро-венгерских репрессий против мирного русинского населения, но и выражено сочувствие этим многочисленным, но пока, увы, малоизвестным жертвам «Великой войны».

Русинские сюжеты и зарисовки с натуры, содержащиеся в романе Гашека, можно считать художественными иллюстрациями к имеющимся документальным свидетельствам о трагической участи карпатских русинов во время Первой мировой войны. Так, в «Меморандуме Русского Конгресса в Америке», созванного «Союзом освобождения Прикарпатской Руси» 13 июля 1917 г. в Нью-Йорке, говорилось, что «как только Австро-Венгрия объявила войну России, более 30.000 русских людей — австрийских подданных в Галичине, Буковине и Угорской Руси были арестованы, избиты австрийскими жандармами, полицией и войском, подвержены неописуемым мучениям и заключены в неподдающиеся, по своему ужасу, описанию, концентрационные лагеря… В одном лишь Талергофе, в продолжение нескольких недель, их умерло 1.500 человек от побоев, болезней и голода… Над мирным русским населением в Прикарпатской Руси… немцы и мадьяры издевались таким нечеловеческим образом и сделали над ним столько насилий и зверств, что они ни в чём не уступают зверствам турок в Армении… Лишь за первые девять месяцев войны немцы и мадьяры расстреляли и повесили в Галичине, Буковине и Угорской Руси 20.000 людей. Сколько русского народа перевешали они во время своего наступления в 1915 г. и в продолжение 1916 и 1917 годов — не поддаётся никакому исчислению…» (Меморандум Русского Конгресса в Америке, созванного «Союзом освобождения Прикарпатской Руси» // Bratislava. Časopis učené společnosti Šafařikovy. Ročník V. Číslo 3. 1931. S. 515-516. — Прим. авт.).

Наблюдения Гашека позднее подтверждались и теми представителями Чехословакии, которые специально изучали положение русинов во время войны. Известный чехословацкий литератор и публицист А. Гартл в 1925 году писал в авторитетном пражском славистическом журнале «Словански пршеглед», что Первая мировая война стала одной из самых трагических страниц в истории Угорской Руси. По словам Гартла, «полумиллиону угорских русинов был вынесен смертный приговор… Война обрушила на отсталый и обнищавший народ новые страдания. Начались преследования, поскольку мадьяры при приближении русских войск всюду видели панславизм. Русинское духовенство было под наблюдением полиции; в самом начале войны в двух русинских епархиях было арестовано более 100 священников, половина из них была до конца войны интернирована в разных областях южной Венгрии…» (Hartl A. Podkarpatští Rusíni za války a za převratu // Slovanský přehled. 1925. Ročník XVII. Číslo 1. S. 55. — Прим. авт.). После Первой мировой войны, после вхождения Подкарпатской Руси в состав Чехословакии широко распространённые симпатии и сочувствие чехословацкой общественности к трагической судьбе русинов выразились в том, что чехословацкие власти, преследуя собственные цели в Подкарпатской Руси, тем не менее, в меру своих возможностей стремились улучшить положение местного русинского населения. В наибольшей степени это нашло своё выражение в политической, культурной и образовательной сфере.

Роман Ярослава Гашека недвусмысленно свидетельствует о том, что в свете совершённых Австро-Венгрией многочисленных военных преступлений против мирного русинского и сербского населения расхожий имидж Дунайской монархии как толерантного и цивилизованного европейского государства с венской оперой и вальсами Штрауса в качестве визитной карточки не вполне соответствует историческим реалиям и нуждается в существенной корректировке.

 

Кирилл Шевченко

Мадлен Олбрайт. Фото: ITAR-TASS/Шарифулин Валерий/ Предоставлено Фондом ВАРП 

По случаю 8 Марта обычно вспоминают двух женщин — Розу и Клару. Но грех не поговорить о чешках, известных во всем мире. А их немало. Чехия подарила планете политиков, спортсменов, балерин, певиц, феминисток и даже автогонщиц. Вспомнить их нам помог чешский портал www.kudyznudy.cz.

 

Мадлен Олбрайт, она же Мария Яна Корбелова, родилась в Праге в 1937 году. Ее отцом был дипломат, которому перед Второй мировой войной удалось покинуть Чехословакию и перебраться в Лондон. После войны он вернулся на родину, но коммунистический переворот 1948 г. заставил семью уехать в Америку. Мадлен изучала политологию, славилась профессионализмом, обзавелась контактами в политической среде. Мадлен Олбрайт — первая женщина, получившая должность госсекретаря США (1997 г.). Ее заслуги перед США ценили не только бывшие президенты. В 2012 г. Барак Обама наградил ее Президентской медалью свободы, высшей гражданской наградой страны.

Мартина Навратилова, знаменитая теннисистка, тоже связала свою судьбу с США, хотя свою карьеру начинала в Чехословакии. Первой ракеткой мира она была 332 недели и за все время выступлений выиграла 59 турниров Большого шлема. Мартина Навратилова занимается множеством благотворительных проектов. Она помогала восстановить пражский парк Стромовка после наводнения 2002 года. Навратилова — гордость и защитница геев и лесбиянок всего мира. Она призналась в нетрадиционной сексуальной ориентации во времена, когда это еще не было так распространено. В 2014 году Мартина заключила брачный союз с россиянкой занявшей третье место на конкурсе Мисс Вселенная в 1991 году, Юлией Лемиговой.

Эва Йиржичина — архитектор мирового уровня. К сожалению, и в ее случае придется говорить об эмиграции. Эва Йиржичина родилась в Злине, училась в Праге, но после событий 1968 г. уехала на стажировку в Лондон, где и осталась жить. Она известна проектами известных лондонских и нью-йоркских бутиков, а также вход и холл лондонского музея Victoria & Albert museum. Эва Йиржичина участвовала в оформлении интерьера Танцующего дома и спроектировала несколько корпусов университета Томаша Бати в Злине.

Магдалена Кожена, уроженка Брно, тоже связана с Великобританией, хотя живет семьей в Берлине. Она обладает одним из самых красивых меццо-сопрано в Европе. Ее муж — сэр Саймон Рэттл, британский дирижер, следовательно, Магдалена Кожена — леди Рэттл. Чешка начала свою успешную оперную карьеру после победы на фестивале в Зальцбурге. Вершиной ее карьеры считается выступление в Метрополитен-опера. Со своими детьми Кожена общается только на чешском языке.

Дагмар Пецкова, еще одна знаменитая чешская оперная певица, выступала в Вене, Мадриде, Москве, Лондоне, Цюрихе, Монреале, Токио и других крупных городах мира. Она постоянно участвует в крупнейших музыкальных событиях, таких как фестивали в Эдинбурге и Зальцбурге.

Дарья Климентова тоже выступала во многих известных театрах мира. Хрупкая и элегантная прима-балерина Национального театра в Праге также работала в Кейптауне и в Английском национальном балете. Ее исполнение в «Щелкунчике» оценили британские критики и публика.

Элишка Юнкова — женщина за рулем, и не просто женщина, а «самая быстрая женщина в мире». Уроженка Оломоуца, знаменитая автогонщица первой половины 20 века. Единственная в истории женщина, способная конкурировать лучшим гонщикам-мужчинам в рамках гонок Grand Prix. Начинала она как штурман у своего мужа, который погиб в 1928 году. После его смерти Юнкова оставила карьеру автогонщицы. За свои успехи она получила звание Заслуженный мастер спорта.

Франтишка Пламинкова, политик, журналист, борец за права женщин, оказалась в числе трех чешек (вместе с Боженой Немцовой и Хеленой Зматликовой), попавшей в Google Doodle — систему изменения логотипа на главной странице сайта компании Google по причине дня рождения известной личности. Она родилась 5 февраля 1875 г. и внесла огромный вклад в чешское, чехословацкое и мировое женское движение. Франтишка Пламинкова руководила Международным альянсом за избирательной право женщин и Международной федерацией деловых женщин, пропагандировала социализм в Чехословакии.

Перевод: Пражский экспресс

Написать нам

Email:
Тема:
Текст:
Пражский экспресс - газета какого города?

Мы на карте


© 2016 ПРАЖСКИЙ ЭКСПРЕСС - ЕЖЕНЕДЕЛЬНАЯ ГАЗЕТА
Частичная перепечатка материалов разрешена с активной ссылкой на www.prague-express.cz
Перепечатка материалов в бумажных носителях - только с письменного разрешения редакции.
Рейтинг@Mail.ru Система Orphus