ВНИМАНИЕ! С 1 сентября 2017 года редакция находится по адресу: Trojanova 12 (метро Karlovo náměstí), Praha 2, офис 506.
Подать объявление в редакции можно ТОЛЬКО по предварительной договорённости по телефону: 774 185 741

Афганцы пытаются привести памятник в порядок

Фото: "Пражский экспресс"

Как уже сообщал «Пражский экспресс», памятник павшим воинам-миротворцам и интернационалистам был открыт в феврале текущего года. После громкого спора о том, кого считать воинами-интернационалистами, памятник стал жертвой вандализма, и памятник пришлось замотать полиэтиленом. «Пражский экспресс» решил узнать, что с ним будет дальше.

Памятник находится у храма Успения Пресвятой Богородицы на Ольшанском кладбище в Праге между памятниками казакам Лемноса и солдатам РОА. Он был открыт по инициативе общественного объединения соотечественников «Афганвет», организации, объединяющей советских ветеранов Афганистана. До открытия поклонного места такая идея у некоторых вызывала недоумение. Зачем открывать памятник, да ещё приурочивать это открытие к 25-летней годовщине вывода войск из Афганистана? Председатель организации «Афганвет» Олег Гончаров представляет смысл памятника следующим образом: «Для нас погибшие соотечественники — это святое. Мы живём здесь, и будем хранить их память. Никого же не возмущает, что в католической стране есть и православные храмы. Мы открыли наш памятник тихо, скромно, без помпы и символизма, чтобы иметь своё поклонное место, чтобы чтить память наших товарищей. Среди погибших воинов-интернационалистов есть и чешские граждане. Первым чехом, погибшим в Афганистане в 2007 году, был Николай Мартынов, русский по происхождению. А чехи, которые сегодня служат в зарубежных миссиях НАТО — как их назвать? Общество должно знать уроки всех войн и вооружённых инцидентов. За период с 1945 года по сегодняшний день их произошло свыше 200. Мы — люди, прошедшие войну, знаем, что война — это всегда катастрофа, горе, жертвы и бедствия, а жизнь каждого погибшего воина (под советским знаменем, российским флагом или чешским триколором) — невосполнимая потеря. Поэтому мы призываем не забывать об этом. Если мы об этом забудем, то наши дети будут сидеть в Интернете, играя «в войнушку», и не будут понимать истинного смысла человеческой жизни».

Непосредственно после открытия памятника разгорелся конфликт, спровоцированный высказыванием председателя общественной организации «Русская традиция» Игоря Золотарёва. Господин Золотарёв полагает, что к воинам-интернационалистам можно отнести и войска Варшавского договора, которые побывали в Праге в 1968 году, и служащих современной российской армии, которые побывали в Грузии и Крыму. Такое сравнение, естественно, вызвало широкий общественный резонанс — памятник тоже пострадал. В настоящий момент его замотали полиэтиленом. Какая судьба его ждёт в дальнейшем?

— В таком состоянии обелиск находится и по сей день, — рассказывает Олег Гончаров. Разговоры вокруг него и акты вандализма стали возможными из-за современной ситуации в России и на Украине. Если бы российские войска не ввели на территорию Крыма, всё прошло бы тихо и мирно. Этот памятник не вырос как гриб после дождя, переговоры по его открытию велись довольно долго, и никто не был против него. Мало того, на переговорах присутствовали и господа Келин и Золотарёв, представляющие «Русскую традицию». Официально мы не получили ни единого кривого слова в наш адрес и в адрес нашей инициативы. Зачем-то нужно было выждать до открытия памятника, чтобы так извратить его суть. Вы представляете, до какой степени эта суть извращена?

— Наверное, нет. Я считаю, что слово «миротворец» может трактоваться по-разному. Тем более что существует даже такое понятие, как «акция по принуждению к миру».

— Вот вы, допустим, из Белоруссии. Представьте себе, что у вас в Минске поставили памятник бригаде СС, которая участвовала в уничтожении Хатыни. Как вы отреагируете?

— Однозначно.

— Вот и чехи отреагировали однозначно после того, как им сказали, что здесь стоит памятник оккупантам. Мы не хотим повторения подобной ситуации, поэтому мы сейчас обратились к российским специалистам по филологии, чтобы избежать разночтений. Ищем таких и в Чехии.

— И как долго памятник будет стоять закрытым?

— А мы никуда не спешим. Наши павшие в войнах товарищи на нас не обидятся, если он ещё так постоит. Им будет обиднее, если каждый желающий сможет пройтись по памятнику и нацарапать на нём оскорбление. Мы люди серьёзные, трезвые и ответственные.

— Знаете, сегодня даже слово «фашизм» может иметь разные коннотации.

— Он может их иметь на кухне, а в официальных документах есть определение. А если эти интерпретации возбуждают ненависть, то, наверное, должны сработать механизмы государственных законов. И если мы собрались не просто поболтать, то давайте и к этому вопросу подойдём серьёзно. Насколько я знаю, господин Золотарёв — инженер по образованию, не имеющий отношения ни к политологии, ни к языкознанию. Как он может брать на себя смелость развешивать ярлыки? Ведь он представляет официальную организацию, на его слова ссылаются. Оставим вопрос о профессиональной этике журналистов, которые разнесли эти слова, не перепроверив. Теперь получается ситуация, когда только ленивый пёс на нас не гавкнул. Мы так долго взвешивали, как должна выглядеть надпись на обелиске. Остановились на двух табличках — всем павшим воинам-интернационалистам. И на чешском, и на русском. Искали замену чешскому слову «павший», потому что оно для русского уха неблагозвучно — padlý. И вот одним оборотом нужно было так харкнуть нам в лицо.

— С какой целью?

— Предполагаю, что с целью показать своё отношение к Владимиру Владимировичу Путину и покусать соотечественников на местах. Всё теперь валится до кучи — руки Кремля, пятые колонны и наши убитые парни.

— Вот что говорит нам Википедия. «Воины-интернационалисты — военнослужащие, сотрудники органов внутренних дел и госбезопасности социалистических государств (в первую очередь СССР, ГДР и Кубы), принимавшие участие добровольно или по долгу службы в вооружённых конфликтах на территории иностранных государств на стороне политических режимов и движений, рассматривавшихся СССР как «прогрессивные», «антиимпериалистические», «антифеодальные», «коммунистические», «народно-освободительные».

— Сам термин «воин-интернационалист» появился лишь в 1988 году и применялся только к участникам боевых действий на территории Афганистана. Сегодня ведётся война в Афганистане силами ISAF (International Security Assistance Force). Какое там первое слово? Интернациональный. Павший воин не может быть врагом по определению. Тот, кто трогает убитых, называется мародёром. Тем более, мы не ставим памятники тем, кто был официально осуждён в Нюрнберге. Но мы дождёмся заключения экспертов.


 Что ж, не первый и не последний случай кардинально разной интерпретации. Вспомните тот же 1968-й, и как его показывали в СССР. Телевидение снимало плакаты со свастиками, стараясь культивировать мысль о том, что мы их в 1945-м освободили, а они... размахивают фашистской символикой. В то же время чешские плакаты дезавуировали этот демарш такими надписями: «Твой отец нас освобождал, что делает его сын?», «Слава вашим отцам, вам — позор», «Ленин, проснись, Брежнев сошёл с ума!» и так далее. Что бы ни ответили эксперты по филологии, общественное мнение в данный момент слишком чувствительно к любым разночтениям.

 Александра Кичиган


Написать нам

Email:
Тема:
Текст:
Пражский экспресс - газета какого города?

Мы на карте


© 2017 ПРАЖСКИЙ ЭКСПРЕСС - ЕЖЕНЕДЕЛЬНАЯ ГАЗЕТА
Частичная перепечатка материалов разрешена с активной ссылкой на www.prague-express.cz
Перепечатка материалов в бумажных носителях - только с письменного разрешения редакции.
Рейтинг@Mail.ru Система Orphus