Печать
Категория: Личный опыт
Просмотров: 2295

Не каждый может гордиться тем, что его отец награждён орденом Александра Невского. Наталья Медведева может. Отец Натальи Георгий Абрамович Вишневский получил эту награду за освобождение Оломоуца. Орденом Александра Невского награждались командиры Красной армии, проявившие личную отвагу, мужество и храбрость. Мать Натальи, Вера Артемьева, закончила войну под Прагой. Встретились они с Георгием уже после войны. Потом, в их мирной жизни и в жизни маленькой Наташи, зримо и незримо присутствовала Чехословакия.

Сейчас Наталья с семьёй живёт в Праге. Память о родителях, об их героическом прошлом так сильна, что никакие эмигрантские переезды и семейные перипетии не помешали Наталье сохранить документы отца, его награды. Ей даже удалось практически невозможное — она смогла получить в архиве военкомата личное дело отца. С особой святостью хранит она семейные реликвии и мечтает оформить их в книгу, которая будет издана в одном экземпляре, только для семейного архива.

К нам в редакцию мы пригласили Наталью после того, как она возмущённо прореагировала на статью в журнале «Тыдень» о «зверствах красноармейцев в Чехословакии».

— Я даже задумалась, стоило ли моим родителям и их однополчанам рисковать своими жизнями ради освобождения Чехословакии, чтобы потом, чуть более чем через 70 лет, бойцам Красной армии приписывались все мыслимые зверства?!

Наталья, как и многие другие потомки освободителей Чехословакии, очень остро воспринимает такие обвинения.

Георгий Вишневский окончил войну в возрасте 26 лет под Оломоуцем, в звании майора в составе 24-й стрелковой Самаро-Ульяновской Бердичевской трижды Краснознамённой орденов Суворова и Богдана Хмельницкого Железной дивизии. Почти сразу после окончания Георгием Киевского военного училища связи началась война, география его службы была обширной. Сначала Узбекистан, в 1942-1943 годах через Иран и Афганистан строил линию связи для ставки Сталина, для участия в Тегеранской конференции. Затем перебросили на фронт начальником связи стрелкового полка. Битва на Днепре (связисты первые переправились на вражеский берег), потом Закарпатье, Чехословакия, Польша, Венгрия, Германия. Благодарности ему были объявлены за освобождение Ружомберка, Богумина, Фриштата, Оломоуца. Был награждён медалью «За отвагу», орденом Александра Невского, двумя орденами Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны. Отец, как рассказывает Наталья, много о войне не говорил. Вспоминал, с каким восторгом освободителей встречали в Чехословакии. А к каждому Дню Победы ему приходили открытки от пионеров из города Макова (теперь Словакия). Однажды пришло письмо из Чехословакии — к отцу хочет приехать оттуда боевой товарищ (он был с официальным визитом в Москве в составе большой делегации чехословацких военных и решил воспользоваться случаем и повидаться).

— Мы жили очень скромно, впятером на 23 квадратных метрах, и когда кагэбэшники пришли посмотреть, где герой войны будет встречать заграничного гостя, то предложили нам переехать. Мама спросила: навсегда? — Нет, на время визита, — ответили они. — Спасибо, не надо, пусть увидит всё как есть, — ответила мама. Это был какой-то очень большой человек из ЧССР, потому что все три дня, что он у нас гостил, около нашего дома стояли кагэбэшники. Охраняли. Мне было лет семь, и, к сожалению, фамилию я не запомнила.

Мать Натальи, пережив блокаду Ленинграда и потеряв там первого мужа и сына (в дом, где они жили, попала бомба), ушла добровольцем на фронт. Окончание войны под Прагой вспоминала как многочасовое ликование, когда огромное счастье охватило всех: и солдат, и местных жителей. Вера Артемьева окончила войну в 25 лет, медсестрой. Но в течение войны ей пришлось и полетать — она была пилотом самолёта У-2.

Наталья показывает награды отца: это орден Александра Невского, орден Отечественной войны 2-й степени, ордена Красной Звезды и многочисленные медали. — Я бы очень хотела съездить в город Маков, сейчас это в Словакии, и повстречаться с теми пионерами, которые писали моему отцу, — говорит Наталья, — наверное, они сейчас чуть старше, чем я. И в Оломоуц хочу поехать, посмотреть, может быть, там в архивах сохранились какие-то сведения об отце. Я уверена, что надо сохранить для потомков память о тех событиях, надо перестать очернять память героев, которые отдали свою молодость и жизни, освобождая весь мир и Чехословакию.

Марина Нестерова