Печать
Категория: Личный опыт
Просмотров: 7154

Есть у меня друг — не так чтобы лучший, но крепко пришвартовавшийся к дому. Это довольно молодой по чешским меркам человек, раздумывающий о житье и подумывающий о женитьбе. Раздумывать о житье намного проще: валяй аналитику, сыпь прогнозами, крой аргументами — ответственности никакой. Женитьба же отличается от политики тем, что рисковать приходится собственной задней частью, устроенной на диване перед телевизором и пивом. Потому вещь эта требует некоторых усилий. Хотя бы в поиске невесты. Друг мой Павлуша решил, что невеста его будет русской (о тлетворности русских домов следует написать отдельную статью), импонирует ему эта лёгкость, щедрость в наливании чаёв, беседы до полуночи, заливистый смех и потрясающие истории, вывезенные из загадочной России. Призрак бродит по Европе, призрак с косой — это русская невеста.

Павлуша сходил к профессиональному фотографу и вышел на снимках героем: высок, строен, арийский тип, владелец фирмы. Так и есть на самом деле. Девушку он хотел молодую и красивую — вполне закономерное желание. Русские невесты проявили себя с лучшей стороны: за неделю ни одного просмотра анкеты. Здесь бы надо было насторожиться, но Павел восторженно решил, что это потрясающая скромность. И начал писать первым (я была зачислена в переводчики любовной лирики и прозы). Первая же девушка, названная им традиционно по-чешски принцессой, ответила, что с фашистами и геями из Евросоюза она не общается, потому что любит свою великую страну. Павел взялся доказывать, что он не фашист, а наоборот — последний потомок графа фон Штауффенберга, совершившего неудачное покушение на Гитлера. Но обе фамилии: и Штауффенберга и Павлушина, ещё больше убедили девушку Елену в том, что он «фашист и отмазывается». К доказательству гетеросексуальности перейти не удалось. «Это какая-то пионерка», — не сдался Павел, и oslovil следующую принцессу. Следующая оказалась «комсомолкой». Павел недоумевал: «Я думал, это ценности старшего поколения, а молодёжь уже другая!» Молодёжь была та самая. Не задушишь, не убьёшь. Европейский жених потерпел поражение на всех фронтах, начиная с белорусского (там особенно). Первой встречной аполитичной девушке Павел обрадовался, как своей судьбе. Девица была улыбчивая, звалась Татьяна, немедленно попросила 147 тысяч рублей для взятки должностному лицу, внёсшему её несправедливо в реестр должников по причине долга банку в размере 495 тысяч (все суммы были некруглыми — для убедительности). Павел так расчувствовался, что решил послать этой уникальной демократке деньги — первую часть.

Тут я сложила с себя обязанности переводчика. Подруга из России подсказала «простую девушку», и теперь Павел переписывается с нею. Банк отказал ей в выдаче кредита, поэтому долгов у неё нет. Она даже не знает, кто такая Ангела Меркель.

Наталья Скакун