Печать
Категория: Личный опыт
Просмотров: 6516

Выйдя из Музея Карела Земана, столь удобно расположившегося на стыке Кампы и Малой Страны, я не сразу смог договориться сам с собой. Всё казалось, что сказка не кончилась и где-то здесь, в самом центре мистической Праги, мне уготовано пережить необыкновенные приключения. Рессорная карета с кожаным балдахином, вросшая деревянными колёсами в мостовую у входа в Саский двор, лишь усиливала мои подозрения. Сейчас я заверну за угол – и успею сфотографировать погружающийся в воды Влтавы «Наутилус». Или устремлю глаза к небу – и увижу, как, раздвигая картонные облака, по нему плывут дирижабли. А может быть, мне особенно повезёт, и прямо перед моим носом, придерживая рукой треуголку, пронесётся оседлавший ядро барон Мюнхгаузен. Так бывает в детстве, когда книги читаются запоем, а их мир для нас гораздо более реален, чем наш.

Большинству чехов объяснять, кто такой Карел Земан, не нужно. На его фильмах, многие из которых следует отнести к вершинам стимпанковской фантастики, выросло не одно поколение ребят, причём не только в Чехословакии. Такой блокбастер 1955 года, как «Путешествие к началу времён» (Cesta do pravěku), настолько потряс заокеанских кинематографистов, что в 1960 году в прокат США вышла его американская версия. Фильм Vynález zkázy (1958 г.), в советском прокате «Тайна острова Бэк-Кап», снятый по книге любимого режиссёром автора Жюля Верна, был продан в 72 страны мира и стал самым кассовым за всю историю чехословацкого кинематографа. В этой работе чешскому мастеру из Готвальдова, как тогда назывался Злин, удалось одновременно продолжить традицию, заложенную гением мирового кинематографа Жоржем Мельесом в его бессмертном «Путешествии на Луну», и предвосхитить изобразительный ряд современного комиксового «Города грехов» (Sin City). Следующий фильм Земана «Барон Мюнхгаузен» (Baron Prášil) (1961 г.), являющийся, по мнению критиков, «80-минутным наслаждением для глаз и мысли», только укрепил его славу как одного из самых неординарных режиссёров мирового кинематографа. Талантом Карела Земана восхищались Чарли Чаплин, Пабло Пикассо и Сальвадор Дали. Идеями, методами и находками Земана активно пользовались многие талантливые кинематографисты, среди которых и такой гигант современного арт-муви, как Терри Гиллиам.

За свою жизнь (1910 – 1989 гг.) Карел Земан снял около 30 фильмов. Все они по праву входят в золотой фонд чешского кинематографа.

Музей Карела Земана открылся в Праге в сентябре 2012 года (Saský dvůr – Saská 3, Praha 1, Malá Strana u Karlova mostu). А 14 марта 2013 года в рамках открытия фестиваля FEBIO FEST его создатели получили премию ARAS, которой уже девятый год подряд Ассоциация режиссёров и операторов награждает за значительные достижения в аудиовизуальной области. Награду молодой музей получил вполне заслуженно. Причём как за визуальное, так и за акустическое оформление.

В музее нет гидов, нет провожатых. Из зала в зал вас влечёт хронологически и тематически меняющаяся экспозиция. Фон – причудливая фантастическая мелодия, специально написанная для музея чешской группой Clarinet Facrory. Здесь можно всё. Фотографировать, снимать видео, трогать экспонаты руками. Последнее даже приветствуется, потому что цель этого музея – не просто познакомить вас с миром Карела Земана, а погрузить в него. Желательно до полного растворения. Когда грани реальности и вымысла размываются и остаётся лишь воспевающий торжество пара и электричества земановский киномир. Поэтому вы можете здесь надевать на себя медные водолазные шлемы и слушать музыку глубин, запускать поворотом колеса двигатель подводной лодки, управлять летательным аппаратом, сидеть на лунной розе, блуждать по зеркальным лабиринтам восточного дворца и многое, многое другое.

В принципе, мы и ходим в музеи для того, чтобы изменить сознание. Хороший музей – это как легальный наркотик. Вошли в него одними, а вышли – другими. Где-то обогатились новыми знаниями, где-то – впечатлениями, где-то – идеями. Музей Карела Земана особенный. Он превращает нас в киногероев и возвращает детство.

 

Стимпанк – направление самого разнообразного креатива на основе идеи, что мир застыл на технологиях второй половины XIX века и развивал их дальше только в разрезе разновидностей и количественно. По дорогам мчатся паромобили, в небесах плывут парожабли, в океане ведут бой пароносцы, а под водой плавают паровые подводные лодки. Везде, в том числе в шахтах, под водой и на всякий случай на Луне, понатыкано дымовых труб, и из них валит жирный чёрный дым. Самоходное инвалидное кресло Главного Гада и то на паровом ходу, с топкой и небольшой, но непрерывно дымящей трубой. Электричество есть, но на вспомогательных ролях, двигателей внутреннего сгорания нет.

Источник: lurkmore.to

Большое влияние на создание произведений в жанре стимпанк оказала (и продолжает оказывать) научно-фантастическая литература XIX века. Это, в частности, работы Жюля Верна, Герберта Уэллса, Марка Твена и Мэри Шелли. Одним из наиболее известных ранних примеров стимпанка является подводная лодка «Наутилус» Капитана Немо из фильма «20 000 льё под водой» студии Уолта Диснея.

Источник: ru.wikipedia.org

Константин Гербеев