Печать
Категория: Личный опыт
Просмотров: 8811

Фото: Архив Яна Ондровачка. Ян Ондровчак в мае 1945 года – первое фото после войны. Майор Мурзин Д.Б., легендарный партизанский командир.

Чешский ветеран вспоминает о партизанском движении в Чехословакии

«...Немецкая цепь приближалась. Спрятался я неплохо, но надо быть готовым к любому повороту событий. «Партизан живьем врагу не сдается», – вспомнил я слова присяги. Одну из двух немецких гранат, которые у меня остались, вешаю на грудь, а колпачок второй отвинчиваю и наматываю шнур взрывателя на палец. Если меня обнаружат, достаточно дернуть, через пару секунд раздастся взрыв, и я наверняка умру не один. Но, к счастью, цепь прошла мимо. Ночью я переправился через реку Ваг и разыскал своих».

Немцы забыли о покое

Таких эпизодов, когда оказываешься лицом к лицу со смертью, в боевой жизни чешского партизана, участника Словацкого национального восстания, ныне полковника Чешской армии в отставке Яна Ондровчака было несколько. Волнуясь и переживая, он переносится в далекое прошлое, и шаг за шагом рассказывает мне, как их молодёжная подпольная группа во Всетине занималась саботажем, как в августе 1944 года они пробирались к словацким повстанцам, сдерживали натиск преобладающих немецких сил. Рассказывает о вступлении в партизанский отряд под руководством Мурзина и Ушияка, просочившийся по заданию командования с боями на территорию Моравии, составную часть тогдашнего немецкого протектората, чтобы развивать там партизанское движение.

Яну, которому в ту пору было 20 лет, поручили создавать партизанский отряд в районе хорошо ему знакомого Всетина, где он родился в деревне Здехов. Он привлек своих школьных друзей и знакомых, в отряд потянулись люди, скрывающиеся от принудительных работ в Германии, вырвавшиеся из плена советские военнослужащие. Даже одну русскую девушку из Курска, угнанную немцами в Австрию, откуда она убежала, приняли. Небезразличной окажется Наталья Шолупова, как её звали, Яну и, забегая вперед, скажем, что после войны он разыскал её в Советском Союзе. Ясно – зачем, но было уже поздно.

В декабре 1944 года отряд «Здехов» (по названию деревни Яна) стал составной частью 1-ой чехословацкой партизанской бригады им. Яна Жижки, под командованием майора Даяна Баяновича Мурзина, родом из Башкирии. «Мы занимались в основном диверсиями на железнодорожных и шоссейных сообщениях, что осложняло снабжение немецкого фронта», – сообщает Ондровчак. Фашисты вынуждены были выделять большие силы для борьбы с партизанами, а также на охрану и сопровождение грузов.

Ревизия подвига

Немцы делали ставку на предателей и запугивание мирных жителей. «Стараниями внедренного в отряд шпиона погиб один из первых моих командиров – словак Ушияк, – с болью в голосе говорит ветеран.

Жителей деревни, заподозренных в связях с Сопротивлением, гитлеровцы безжалостно истребляли и выжигали. «Плоштина, Прлов, Пасеки... – задумчиво перечисляет Ондровчак. – Немцы будто с цепи сорвались, несмотря на явно близкий конец войны. В апреле, когда до прихода Красной Армии оставалась буквально неделя, они уничтожили названные сёла, зверски замучив большую часть их жителей. И в этом случае неблаговидную роль сыграли колаборационисты, доносчики. А как все было в Плоштине, лучше, чем названный телефильм, рассказывает книга моего друга Ладислава Мнячка «Смерть зовется Энгельхен», по которой был снят одноименный художественный фильм».

Ян Ондровчак до сих пор активно сотрудничает в ветеранской организации Союз борцов за свободу (СБС). Он собирался принять участие в торжествах по случаю 65-й годовщины трагических событий в Плоштине, запланированных на 18 апреля, но в последний момент туда не поехал ни он, ни представители российского посольства. «Дело в том, – объясняет бывший партизан, - что местные власти в угоду фальсификаторам прошлого устранили с памятника партизанам эмблему 1-ой чехословацкой партизанской бригады им. Яна Жижки, так как в ней изображен серп и молот.

Интересуюсь, поддерживает ли Ян Ондровчак, кавалер многих наград, в том числе боевых советских орденов, связь со своими российскими соратниками, кроме Натальи, и он улыбается в ответ: «Сегодня утром с Юрием разговаривал». Видя мое недоумение, поясняет: «Это партизанская кличка Мурзина. Даян Баянович живет в Уфе, после войны закончил юрфак, был прокурором. Он почетный гражданин 15-ти городов Чехии и Моравии.

Из членов партизанской бригады майора Мурзина в живых осталось человек 20. В дни празднования 65-й годовщины Победы над фашистской Германией и освобождения Чехословакии они будут стремиться донести правду о войне нынешнему поколению.

Андрей Фозикош