Печать
Категория: Интервью
Просмотров: 3974

И до сих пор в Чехии можно встретить уникальные антикварные находки, — уверен наш собеседник Ян Неуманн — президент Ассоциации антикваров Чешской Республики. Об антиквариате в Чехии он знает всё, ну или почти всё. В интервью нашей газете Ян рассказал об антиквариате из Российской империи, о работе Ассоциации антикваров и пригласил на ближайшую выставку-продажу. Важно знать: то, что в русском языке называется «антиквариат», в чешском — «starožitnosti», а вот «букинист» — это по-чешски «аntikvař».

 

Фото: archiv Asociace starožitníků ČR

— Русский антиквариат, надо полагать, появился в Чехословакии в начале минувшего века. Можно предположить, что это были ювелирные изделия, иконы, картины — всё то, что привезли с собой русские эмигранты, бежавшие из России после октября 1917 года и Гражданской войны.

— Все эти вещи попали в Чехословакию двумя волнами, скажем так. Первая — с эмигрантами, которые потом уехали в Париж и дальше, и теми, кто здесь остался. Вторая волна — это чешские легионеры, которые вернулись из далёкой Сибири через Владивосток. Они тоже привезли себе кое-что на память. Часто бывало так, что умрёт этот легионер, а семья и не знает, что после него осталось что-то ценное.

Ваши люди, которые переехали сюда в начале 90-х, быстро сориентировались и начали эти вещи собирать. Начали посещать выставки и выкупать вещи. Встречались среди них просто уникальные. Например, один нумизмат принёс мне масло, 61 на 40 где-то, где генерал выезжает на площадь на коне. Потом выяснилось, что этот генерал служил при дворе Александра III. А Александр заказал его портрет у художника Николая Самокиша и подарил этому генералу. На аукционе в 2005 году он был продан за 1.350.000 крон.

Или, например, старое русское серебро. На взгляд эмигрантов, оно было очень ценно. Например, перед революцией за серебряную монету можно было заказать обед на 10 человек, а за золотую — номиналом 500 рублей, — купить дом. Возили с собой и бумажные деньги. По привычке после революции дворяне всё это везли с собой в эмиграцию, только ценность эти деньги уже потеряли. От купюры можно было прикурить сигару разве что.

Первый аукционный дом здесь провёл я ещё до 1989 года. Режим уже умирал, и была возможность открыть какое-то своё маленькое дело. Вот мы с другом и открыли аукционный дом. Большим государственным аукционным предприятиям, конечно, это не понравилось, и всё шло к тому, что мы попадём в тюрьму, но наступил ноябрь 1989-го и всё изменилось. Первый аукцион был проведён в Жофине, приняло участие 600 человек. Было тихо, как в костёле. Лотов было мало, поэтому выглядело всё не как аукцион, а как театральное представление. Три года потребовалось на то, чтобы аукционы вошли в нашу жизнь.

Продавалась как-то вилла бывшего директора заводов «Шкода». Я пошёл посмотреть, а там висели три картины Коровина. Директор этот дружил с Коровиным. Это были парижские картины художника. Одна у нас на аукционе продалась за 5 млн крон — в то время это был самый дорогой Коровин. Но потом другие две картины продались ещё дороже, но уже за границей. В каталоге эта картина была обозначена как собственность генерального директора заводов «Шкода».

— Может Чехия чем-то гордиться в области антиквариата?

— По сравнению с Россией, Польшей и Германией у нас было одно преимущество — здесь сильно не воевали. И вещи здесь остались. В России, например, много ценностей схлынуло с первой волной эмиграции, затем Гитлер постарался. Каждый год я езжу в Маастрихт, там самый большой антикварный базар в мире, очень престижный. Так там есть одна галерея, которая продаёт исключительно вещи из царской семьи, ничего другого.

Произведения искусства, антиквариат — это товар наднациональный. Этот товар всегда найдёт возможность выехать туда, где есть много денег. После войны американцы много ценного вывезли из Германии, но Германия начала развиваться, экономически окрепла — и вещи стали возвращаться. Сегодня в Германии находится самый большой антикварный базар в мире, как я уже говорил.

— Были ли какие-то громкие истории с «российским наследством» в Чехии?

— Расскажу о большой нумизматической коллекции из России, которая была в Чехословакии. После 1917 года у одного чеха, торговца вином, оказалась большая коллекция российских монет, ему удалось нанять финский самолёт и вывезти её из России. Она попала в Чехословакию. В 1948 году эту коллекцию национализировали. Затем постановили, что эту коллекцию Социалистическая Чехословакия подарит СССР. Однако в сейфе Национального банка, где её хранили, она как-то «потерялась», потом было решение о передаче коллекции в фонды Национального музея. И она «нашлась». В 1989 году потомки торговца хотели по реституции вернуть её себе. Национальный музей заключил с ними договор, по которому золотые монеты он оставит у себя, серебряные и бронзовые вернёт им, а за золотые доплатит. Позже эти потомки объявлялись у разных антикваров и предлагали им всю коллекцию (без золота, конечно) за 3 миллиона. Никто не хотел покупать. Пока ими не заинтересовался Роман Веселый — прекрасный антиквар. Он дал объявление об этом за границей — в Америке и ещё где-то. Прошло два аукциона, чистая прибыль составила 56 млн крон. На одном из аукционов я был — зашёл посмотреть. Это был пустой зал. Два ряда стульев и одни русские: с Коста-Рики, из Санкт-Петербурга, представители какой-то нефтяной российской компании. Торг шёл на русском языке. Только потом переводили на чешский. Ваши люди, в отличие от немцев, у которых калькулятор в голове, очень широкие. Цена одной монеты начиналась с 600 тыс. крон, а в течение 90 секунд подскочила до 5,5 млн крон.

— Где сейчас можно ознакомиться с тем, что предлагают чешские антиквары?

— Приходите к нам на антикварный базар, который мы, как Ассоциация антикваров, проводим два раза в год. Ближайший базар пройдёт с 19 по 22 ноября в Новоместской ратуше в Праге 2. Там выставляются более 50 антикваров. Вполне реально встретить там и «русский антиквар». Кроме того, по средам, с 15:00 до 17:00, в центре Праги (Valentinská 7, Praha 1) я провожу бесплатные консультации. Человек может принести какую-то старинную вещь, а я оценю её и скажу примерную стоимость. Таким образом, если человек захочет эту вещь продать, он уже будет знать её реальную цену и не попадётся на крючок к нечестным дельцам.

 

Беседовала Ирина Шульц