Печать
Категория: Личный опыт
Просмотров: 3939

Когда началась Великая Отечественная война, моя мама – Мария Степановна Стативка, и её сестра-близнец Полина учились в медучилище в Харькове, куда они приехали из недалёкой Ахтырки, где родились 12 января 1923 года. Вся их семья, в которой было семеро детей, выжила в голодомор в 30-е годы, а теперь вот пришло следующее испытание. После окончания училища – в 1942-м – Мария и Полина сразу же ушли на фронт – медсёстрами. Было им по 19.

Мама очень редко и скупо рассказывала о своей фронтовой юности, скорее, это были комментарии к фильмам о войне, которые она всегда смотрела. «Вот так и мы с Полинкой – под дождём, по грязи, по болотам, сапоги огромные постоянно соскальзывают, ноги натирают, а привалы короткие – ни обсушиться, ни согреться. А потом жара наступит – вся эта грязь прямо на нас засохнет – и топаешь, как в панцире, помыться-постираться нет возможности. А мы ведь женщины...». Или «вот и я таких же здоровенных мужиков на себе с передовой вытаскивала. Откуда только силы брались, плачу, а тащу...». А ещё говорила, как ей было страшно, особенно в первое время: от каждого взрыва, свиста сразу хваталась за голову, закрывала уши, хотелось убежать от этого кошмара, где-нибудь спрятаться, зарыться, забыться... Потом привыкла. Страх всё равно был, но ушёл куда-то на задний план, остались только чувство ответственности, чувство долга, но и они были доведены до автоматизма: вот этого надо дотащить, перевязать, передать дальше – и опять на линию огня, за следующим...

Мамина сестра Полина погибла в Польше, под Варшавой. Мама же участвовала в освобождении Белграда, Вены, Будапешта, Праги. Именно здесь в составе 2-го Украинского фронта под командованием Конева она и оказалась в мае 1945-го. Мама рассказывала, как жители Праги встречали их со слезами радости на глазах, цветами и объятиями – действительно так, как это показывают кадры кинохроники. А ещё рассказала о том, как Прага – город, который потряс её свой красотой – спасла ей жизнь, а значит, и мне.

Долгожданную победу, конечно же, решили отметить, где-то раздобыли спирта. Одни остались, а другие, как и мама, ушли гулять по городу – им так хотелось рассмотреть Прагу поближе – спокойно, не спеша побродить по её улочкам: «вряд ли когда ещё будет такая возможность, а отметить можно и вечером...». Те, кто остался, до вечера не дожили. Что это был за спирт?.. Пройти всю войну и умереть в такой день – и не от пули, не от ран... Вот такая вот «ирония судьбы»!

А в 1990 году служебная командировка (уверена, что не случайно) привела мою семью именно в Прагу. Все четыре года мама жила здесь с нами. И каждый год 9 мая мы ходили на Ольшанское кладбище к памятнику нашим воинам, к могилам с фамилиями на русском языке... В один из таких дней две пожилые чешки, которые стояли у памятника впереди нас, услышали русскую речь, обернулись и увидели такую же пожилую женщину с медалями и орденом. Объятия, слезы, поцелуи, переплетение русских и чешских фраз, цветы... Это было на глазах у всех присутствующих, это было на моих глазах и на глазах маминого внука – моего 10-летнего сына, это было так похоже на те кадры кинохроники мая 1945-го...

Больше 20-ти лет я живу Праге, красота которой не перестаёт удивлять и восхищать. Красота, которая спасла не одну жизнь. Спасибо тебе, Прага, спасибо тебе, мама...

Ольга Котигоренко