Надежда Скварник. Фото: Пражский экспресс

Журнал Православной церкви Чешских земель «Голос православия» (Hlas pravoslaví) в конце минувшего года возглавила Надежда Скварник, студентка Гуситского теологического факультета Карлова университета. Мы встретились с Надеждой, чтобы побольше узнать об издании, каким оно будет под её руководством. Надежда оказалась настолько искренним и интересным собеседником, что не таила, как сама пришла к вере, какими были её первые шаги на чешской земле и как она воспринимает чешское православие.

 — Надежда, представь, пожалуйста, нашим читателям журнал.

— Начну издалека. Журнал выходит с 1945 года, то есть выпускать его начали в тяжёлое послевоенное время, когда церковь обновилась после запрета, наложенного на неё нацистскими оккупантами. Самый старый выпуск, который хранится у нас в редакции, — 1948 года. Он не выглядел как журнал, это была газета формата А4. Много было редакторов, я пришла в ноябре минувшего года. Журнал распространяется по храмам, церквям. Тираж — 800 экземпляров. Некоторые храмы их продают, а некоторые просто раздают. Стоит он 24 кроны, плюс доставка. Есть индивидуальные подписчики, которым он в почтовый ящик приходит, это люди старшего поколения, которые, как правило, читают его уже давно. Я была очень удивлена, когда пришла в середине ноября сюда, и мне только сделали рабочий имейл. Я не знаю, откуда его так быстро узнали, но сразу же пришло письмо от подписчика с возмущением, что два месяца уже не приходит журнал. Действительно, был перерыв. И мне было приятно, что читатели есть, и они заметили, что журнал на время исчез. Любой отзыв для меня — настоящий праздник. Сейчас появились новые подписчики. Я не ставлю это себе в заслугу, но так получилось, что в декабре пришло много новых заявок.

— А о чём журнал? На что ты обращаешь внимание? Журнал — это ведь не только зеркало происходящего, но и обращение к проблемам.

— Журнал, на мой взгляд, это зачастую отражение мыслей главного редактора. Я смотрю старые выпуски, в них много строгости, нравоучений, проповедей, иногда коротко новости. Сейчас мне очень интересно работать. Я стараюсь сделать журнал разносторонним. С одной стороны, нравоучительные моменты должны быть. Я сейчас отвлекусь немного от темы. У нас был здесь в Праге раньше кружок православия для молодых людей, мы собирались за чаем, обсуждали актуальные проблемы. И я поняла, что душой-то они люди православные, но о православии знают немного. И мне казалось, что особенно и не хотят знать. Но ведь без этого тоже никуда. Конечно, есть люди, которые ни одной книги об этом не читали, а Бог им знание даёт. Но таких мало, это должен быть человек с открытой и чистой душой. А большинству людей нужно рациональное и разумное познание. Но, опять же, я не хочу, чтобы это было сухо. Не просто переписывать догматы, а чтобы было интересно.

— Как ты этого хочешь добиться?

— Я вижу в журнале не только теоретическое вероучение, но и литургическую рубрику. Я ещё, правда, не нашла человека, который бы её вел, но она нужна, потому что человек ходит на службы, наизусть может цитировать, но не понимает о чём речь, откуда эта молитва. То же и с предметами богослужения, облачением священника. Я тоже многого не знаю, хотя у меня образование соответствующее. И в этом безбрежном море незнания даже не знаешь, с чего начать. Но я хочу это ввести в журнал. Конечно же, должна быть рубрика для молодёжи. У нас есть прекрасный автор, отец Максим Шванцара. Человек, способный многое сделать на одном энтузиазме. Сейчас он переводит статью св. Порфирия Кавсокаливита о воспитании детей. И у меня есть задумка, о которой он ещё не знает: предложить ему вести молодёжную рубрику в виде блога. Он сам ещё достаточно молодой, ему всё это интересно. Он рассказывал, что у них в Подебрадах есть школа чешского языка для иностранцев, и он думает, как этих детей привлечь в храм. Потом, какие-то актуальные новости, что происходит в стране, и анализ этих событий с точки зрения православных. Потому что православный человек — такой же гражданин, или не гражданин, но его касается то, что происходит в стране. И эти события могут идти вразрез с его верой, или наоборот. Но православный человек должен быть образованный, мыслящий, философ даже. Нам присылают иногда новости из Моравии. Потому что православная жизнь есть не только в пражской епархии, и уж точно не только в Праге.

— А какие материалы ты бы советовала почитать в последнем номере журнала?

— Есть интересная статья, у которой будет продолжение, потому что очень большой материал. Она о православном монашестве в Австралии. Батюшка Антоний Дрда очень долго её писал, вложил всю душу в этот труд. Я сама читала, очень интересный материал. Он описывает несколько монастырей. И я так была удивлена, что там столько монастырей, а потом он упомянул, что в одном из них, самом многочисленном во всей Австралии, живёт семь монахов. В остальных чуть ли не по одному человеку. Потом статья Максима Шванцары о воспитании детей. Из Моравии нам прислали статью о том, как ведут православную миссию в Есениках. Там маленький приход, православных мало.

Ещё моё нововведение, не знаю, насколько читатели оценят, рубрика «Православная музыка». Ведёт её небезызвестный Алексей Клепцин. Он вообще потрясающий человек, я ему позвонила и предложила быть автором, он сразу спросил, когда прислать материал. И как раз у нас был январь, Рождество. И Алексей сделал свою джазовую аранжировку колядки, дал мне её прослушать. Очень интересно звучит. Мне сразу представился хор чернокожих, исполняющий колядки. Алексей присылает сопроводительный текст к нотам (как он пришел к этому) и свои произведения. Мы даём ссылку на его блог. Я взялась писать о праздниках, которые приходятся на месяц, и о святых. В первом номере была статья о Богоявлении, Крещении. Что это за праздник, с чем ассоциировался, традиции крещения воды, иконография праздника, что интересного происходит. Сейчас готовлю статью о святом мученике Игнатии Богоносце. И мне кажется, что для земных людей читать о святых немного скучно, потому что все обычно пишут как по шаблону: родился в благочестивой семье, пришёл к вере, его мучили, а он не отрёкся, и так далее. Ощущение надуманности, сказки какой-то. Я пытаюсь в каждом житии найти изюминку.

У меня есть статья «Сказочные святые», я впервые наткнулась на такое жизнеописание, оно меня поразило. Это история об индийском принце, хотя Индия с христианством вообще не ассоциируется. И вначале кажется, что историю с Будды писали, но события потом развиваются совершенно иначе. Принц живёт во дворце в заточении, не знает настоящей жизни. Потом, когда он вырывается из этого, то видит и бедность, и болезни. Но он не приходит, как Будда, к выводу, что земная жизнь бессмысленна. Он встречается с отшельником Варлаамом, который ему объясняет, что есть страдания, но есть и благой Бог. И принц с чистой душой принимает христианство. Злой отец пытается его переубедить. И женщинами его соблазняет, и мудрецами искушает. Но в итоге отец сам принимает христианство. И кажется, что это такая сказка со счастливым концом, но ты понимаешь, что христианство очень разное, будь оно в Индии, Чехии или России, для которой христианство традиционная вера. И каждый может найти что-то для себя интересное.

— Чешское православие как-то отличается от русского?

— Отвечу на вопрос, основываясь на своём опыте. Я начала ходить в церковь только здесь. И крестилась я достаточно поздно, в 20 лет. Но это было именно вдохновение, мне действительно этого захотелось. А когда я переехала сюда, то поняла, что все мои родные и друзья далеко, а Бог со мной здесь. Поэтому я пошла в храм. И у меня сложилось определённое впечатление, которое, как потом оказалось, было у многих иммигрантов. Здесь ощущается особая искренность. В России ты можешь быть православным только потому, что тебя в детстве покрестили, бабушка постоянно ходила в церковь, родители православные. Это традиция. А здесь такого нет. Особенно православные чехи, которые принимают эту веру вопреки всему, а не для чего-то. Если человек пришёл к этому, то это был такой душевный порыв, как будто Бог призвал, и не откликнуться было невозможно. У меня есть подруга из России. Мы с ней говорили об этом. И она рассказывала, что когда дома ходила в церковь, то было особо без разницы — сегодня ты пойдёшь или завтра, потому что там это всегда есть. А здесь каждый раз ходишь в церковь, как в последний раз. Потому что не знаешь, разрешат тебе молиться завтра или нет. Сегодня дали какой-нибудь католический храм для богослужений, а завтра надо будет искать другое место. В этом и проявляется искренность. Может быть, ещё различие в том, что здесь больше присутствует ощущение лёгкости, в России в храме на тебя как будто давят. Может, это потому, что я просто не знакома с российским православием, поскольку я там и не была ни разу в церкви. Но слово «лёгкость» — не означает, что к вере и службам несерьёзно относятся. К одному чешскому батюшке подошли люди из России с тем, что вот в Чехии не принято вычитывать все утренние и вечерние молитвы. Он ответил, что действительно, здесь знают только несколько молитв, но зато читают их искренне. И это лучше, чем ты читаешь уже третью страницу этих молитв, не понимая смысла. А Богу такая молитва не нужна. И в этом опять же есть искренность.

— Да, интересно. Скажи, ты уже более семи лет в Чешской православной церкви. И, как главный редактор православного журнала, ты уже наверняка составила своё мнение о том, что такое Чешская православная церковь в целом. А можешь сказать, сколько приходов, прихожан, кто они?

— Приходы очень разные и друг на друга не похожие. Каждый из них — как отдельная семья. Какой-то приход состоит больше из приезжих, какой-то — из чехов. В самом начале я, конечно, на Ольшаны пошла, потому что там всё на русском языке, всё привычно, всё понятно. А потом я начала знакомиться с молодёжью, ездить по Чехии. И попала в чешский приход. И мне там было даже лучше. Хоть служба и на чешском языке, но уж если язык понимаешь и знаешь общие правила, ход службы, то проблемы нет. И меня всегда восхищали православные чехи. Мне и сама история народа нравится, она тяжёлая, в ней постоянная борьба за веру, свободу, потому что это маленькое государство. И когда соединяются чех и православие, — это потрясающий синтез, который расцветает и даёт невероятные результаты. Мне даже становится немного неудобно, оттого что мне было легче в этом плане. Да, родители у меня не очень верующие, но определённый пласт русского православия во мне заложен. А здесь какая должна быть решимость, чтобы человек к этому сам пришёл. Есть приходы, где прихожане — украинцы, а батюшка — чех. И они прекрасно поняли друг друга. Так один батюшка нашёл интеграционный центр, попросил помочь украинцам одну чешку, которая там работает. Ей пришлось отстоять всю службу, хотя она не православная, чтобы потом помочь всем прихожанам решить их вопросы. Батюшка просто понимает, что он должен следить не только за духовной жизнью прихожан, но и за их повседневными проблемами.

— Я была очень удивлена, когда в Марианских Лазнях мэр города отстоял всю службу, хотя он не православный. Просто потому, что в городе много православных. И я увидела искренний интерес к церкви, к традициям, к этой вере.

— Мне кажется, что таким отношением мы обязаны святому новомученику, епископу Горазду: своим героическим поступком он и его последователи навсегда вписали православие в историю страны. Нынешние власти могут не понимать православие, не принимать его, недолюбливать, но игнорировать уже не получится. Кстати, в этом году церковь вспоминает 75-летие мученической смерти святого владыки Горазда.

— Расскажи о себе, пожалуйста.

— Я из Киргизии. Моя семья там ещё до революции жила. Семья моей прабабушки переехала с Кубани. Я была совсем маленькая, когда распался СССР, настали трудные времена. О Боге в нашей семье не говорилось. Но в девяностых у нас появились первые иконки, пластмассовые, с наклеенными образами. Они до сих пор у меня, уже выцветшие. И я помню, как, маленькая, протирала пыль с них, и у меня сердце замирало, когда я на них смотрела. Я старалась очень аккуратно протирать, чтобы не повредить ничего. В 10 лет я впервые прочитала детскую Библию, которую маме подарили баптисты. Для меня это была потрясающая книга. Я же не знала даже, кто такой Бог. И когда я открыла книгу, то спросила папу, кто главный герой книги. А папа у меня тогда был убеждённый атеист, но поступил честно, скажем так. Он ответил, что некоторые люди верят, что есть тот, кто сотворил нас, весь мир и управляет всем. Верить этому или нет — решать мне. И в тот момент я, видимо, решила. В 20 лет я сама захотела покреститься, на тот момент я уже училась в университете на международных отношениях, специализация у меня была «журналистика в международных отношениях». А в 25 лет, сидя на работе, я осознала, что хочу что-то поменять, уехать. Я, кстати, тоже тогда была главным редактором, такой перерыв в семь лет получился. И я позвонила в агентство и сказала, что хочу уехать учиться. И мне сказали, что есть два варианта: Великобритания, но это очень дорого, и Чехия, там образование на чешском бесплатное, но надо сначала курсы пройти. И я сразу приняла решение, что еду. И до сих пор мне кажется, что это не моё решение, а свыше распоряжение.

Я вселилась в общежитие, сижу плачу, потому что унылые стены, я одна, никого нет, я никого не знаю. Но в тот момент я поняла, что со мной Бог. И я пошла в храм. Позже мне захотелось больше углубиться в это, и я поступила на кафедру восточного христианства Гуситского теологического факультета в Карлов университет. До этого я полгода отучилась на гуманитарном факультете. И разница была огромная, на гуманитарном я была одна русская в группе, и со мной даже не здоровались, делали вид, что меня просто нет. Это было для меня психологически очень тяжело. А на теологическом была очень семейная атмосфера. Из-за такого рвения батюшка сначала очень настороженно ко мне относился, говорил, чтобы я осторожнее была, чтобы не сгорела дотла и не упала на землю. Но всё это укрепляло меня. Конечно, есть иногда искушения, думаешь, есть ли смысл во всём этом, правда ли это вообще.

Но я не понимаю людей, которые уходят из церкви, столкнувшись с каким-то искушением. Мне кажется, они там и не были никогда по-настоящему. Церковь — это лечебница, туда приходят болящие. И все разные. Поэтому, глядя на соседа по палате, думать, что он какой-то не такой, а значит, надо уйти, — неправильно. Тем более если ты вкусил уже церковной жизни, то не сможешь без этого. Даже если какие-то твои личные представления о церкви не совпадают с реальностью, ты вернёшься, найдёшь объяснение, простишь людей, которые сделали тебе плохо. И я никогда не понимала атеистов. С того самого момента, как я прочитала детскую Библию и папа мне сказал, кто такой Бог, для меня Бог стал абсолютно реален. Я чувствую его присутствие. Когда я что-то натворю, то он отдаляется от меня, и я стремлюсь снова восстановить с ним отношения. А как жить, не чувствуя этого присутствия? Ведь нет ни утешения, ни объяснения многим вещам. Вот это категория людей, которые для меня — загадка.

— Есть у тебя такая цель, чтобы журнал людей в церковь привёл?

— Конечно, такая цель есть, но для начала надо сделать так, чтобы человек его захотел открыть. И это очень долгая и тяжёлая работа. Конечно, когда ты новичок, то ты приходишь и думаешь, что сейчас такой номер сделаешь, что все закачаются. Конечно, это невозможно. Тем более что я не одна же здесь работаю, возникают разногласия иногда. Но думаю, что постепенно всё наладится. Я, если честно, не метила даже никогда на место главного редактора здесь. Мне позвонили и пригласили на собеседование. Я пришла, и владыка Михаил благословил меня стать редактором. Поэтому я верю, что для чего-то я действительно нужна в этом журнале. А образцом для меня является русский журнал «Фома», он именно для людей сомневающихся. И он очень стильный, можно так сказать. У меня рука тянется его взять. И я надеюсь, что наш журнал будет похожим. И люди сомневающиеся обратят на него внимание. Кроме того, пользуясь возможностью, хотела бы пригласить читателей «Пражского экспресса» к сотрудничеству с журналом. Возможно, кто-то захочет оказать и финансовый дар. Нам интересны истории людей, которые готовы рассказать, как они пришли к Богу, или рассказы простых прихожан об их приходе, священнике. Я буду признательна всем, кто откликнется. Наш контактный адрес: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

Беседовала Ирина Шульц

 

 


Написать нам

Email:
Тема:
Текст:
Пражский экспресс - газета какого города?

Мы на карте


© 2016 ПРАЖСКИЙ ЭКСПРЕСС - ЕЖЕНЕДЕЛЬНАЯ ГАЗЕТА
Частичная перепечатка материалов разрешена с активной ссылкой на www.prague-express.cz
Перепечатка материалов в бумажных носителях - только с письменного разрешения редакции.
Рейтинг@Mail.ru Система Orphus