Когда-то в мавзолей сербских и российских воинов, являющийся, по сути, единственной достопримечательностью селения Йиндржиховице-у-Соколова, водили экскурсии. Билет стоил три кроны. Сюда на автобусах привозили школьников со всех близлежащих районов. И что же школьники могли здесь увидеть? На холме у кладбища в тяжёлом граните – синие металлические двери, по бокам – колонны, как на картинках из русских сказок, над ними – голова Христа переливается на солнце, над ней – православный крест. А за дверьми – маленький храм, висит на стене полиптих с тем же Христом и с воином, стоит столик со свечками, кусочки ладана рассыпаны повсюду. И запах особенный. Чем же это кроме вышеупомянутого ладана пахнет?

Для того, чтобы стало понятно, нужно спуститься по ступеням каменной лестницы вниз. Здесь на полках, очень напоминающих библиотечные стеллажи, вплотную друг к другу стоят маленькие (примерно 70х30х30 см), пропитанные креозотом гробики с выжженными на них номерами. Они стоят друг на друге, поднимаясь к самому потолку. Они нависают над вами, когда вы пробираетесь по узким проходам между стеллажей. Их так много... Больше семи тысяч. И в каждом, буквально в нескольких сантиметрах от вашего лица, лежат останки тех, кто почти 100 лет назад ушёл воевать за царя и Отечество и за свободу.

«Продвинутый» лагерь

Австро-венгерский лагерь военнопленных Гайдрихсгрюн близ Йиндржиховице начали строить ещё в первой половине 1915 года. Земля здесь не отличается особой урожайностью, климат тоже не ахти. А для лагерей места подбирали именно такие. За короткий срок вблизи чешского селения вырос целый город за колючей проволокой. Сотня деревянных бараков для заключённых, 14 бараков госпиталя, 6 офицерских домов и 13 – инфекционного отделения. В лагере была своя кухня, две пекарни, склады продовольствия, душевые. Для обеспечения лагеря водой на вершине одного из холмов были построены два резервуара, один из которых и был позже приспособлен под мавзолей. В лагере имелась и канализация – невиданное достижение прогресса по тем временам. Была здесь и собственная узкоколейка, по которой возили грузы из одного конца лагеря в другой. Работало почтовое отделение, с помощью которого узники могли поддерживать связь с домом. И, конечно же, была в лагере и собственная церковь. Ночью лагерь освещался электрическим светом. Электричество было пропущено и через огораживающую его колючую проволоку. Всего за время существования лагеря через него прошло по некоторым данным 36 тыс. человек, из которых 4 тыс. 306 остались здесь навсегда. Среди них и 189 россиян.

Интернационал

Российские военнопленные вообще были первыми узниками лагеря. После поражения Сербии осенью 1915 года лагерь пополнился сербами и черногорцами (с этого времени составившими значительное большинство заключённых), позже к узникам добавились и итальянцы. Сербы, принявшие на себя удар во много раз превосходящих сил противника, сражались против Австро-Венгрии всем народом. Потому-то и в числе пленных было много гражданских лиц. Известно, что среди сербских узников было даже несколько женщин, 92-летний православный священник и его 8-летний внук.

Несмотря на то, что лагерь находился недалеко от такого широко известного курорта, как Карлсбад, условия жизни заключённых курортными, разумеется, не были. Но в то же время нельзя отрицать, что в сравнении с лагерями советского ГУЛАГа и немецкими концентрационными лагерями Второй мировой войны жизнь здесь, по крайней мере в первые годы существования лагеря, всё же была терпимой.

Распорядок дня был следующим: подъём в 6 утра. Завтрак, перекличка. Работа по лагерю. В 11:00 – обед. После обеда двухчасовой отдых. Потом опять работа до 17:00. Ужин. Свободное время. Им узники распоряжались по-разному. Кто-то обучался грамоте, кто-то мастерил деревянные игрушки, которые потом обменивал у местных жителей на продовольствие. С местными жителями у пленных вообще были хорошие отношения. Они часто помогали местным в сельскохозяйственных и в лесных работах, обычно получая за это плату – 1 крону в день, кусок хлеба и немного табака. В июле 1916 года в лагерь приехал американский сотрудник YMCA (Юношеской христианской ассоциации) Г. Дональдсон. Здесь он организовал школу для российских военнопленных: русских, татар и грузин, где заключённым преподавали географию, математику, учили их читать и писать. На деньги российского Красного Креста были закуплены книги на русском языке и партия очков для слабовидящих пленников. Когда в апреле 1917 года США вступили в войну на стороне Антанты, Дональдсон вынужден был вернуться в Америку, а его место занял представитель YMCA из нейтральной Швейцарии.

Тяжёлые времена

Если начало войны было отмечено отдельными победами Австро-Венгрии, то дальнейший её ход ложился на лоскутную империю все большим и большим бременем. С середины 1916 года в лагере начались проблемы с продовольствием, которые в дальнейшем только усугублялись. Сначала урезались нормы хлеба, потом стали варить суп из древесной коры и питаться молодой порослью хвойных деревьев. Начались болезни. Люди умирали от голода. В 1917 году разразилась эпидемия тифа, каждый день уносящая от 20 до 40 жизней. Мертвых хоронили на расположенном неподалёку от лагеря кладбище. В общих могилах.

Чтобы помнили

В начале 1920-х годов правительствами Чехословакии, Италии и Югославии было принято соглашение об увековечивании памяти умерших в лагере пленников. Один из резервуаров, снабжавших лагерь водой, был с этой целью приспособлен под мавзолей. Автором проекта стал Владимир Александрович Брандт, более известный как архитектор храма Успения Пресвятой Богородицы на Ольшанском кладбище в Праге. Символично, что и сам Брандт – этнический немец, чьи предки переселились в Петербург по приглашению Николая I, покинувший после Октябрьской революции Россию и осевший с 1922 года в Праге, – в годы фашистской оккупации Чехословакии был арестован нацистами и погиб 1944 году в тюрьме «Панкрац».

Представители Италии посчитали, что перезахоронение останков будет излишним, сербы же хотели сделать мавзолей в Йиндржиховице местом, где можно было бы собрать останки всех умерших на чехословацкой земле югославов. 189 россиян, как братьев по вере, присоединили к своим. Останки 2 тыс. 300 узников были эксгумированы и в льняных мешках помещены в маленькие деревянные гробики, пропитанные формальдегидом. Позже сюда были в таких же ящичках привезены останки ещё около 5 тыс. сербов, черногорцев и македонцев со всей территории Чехословакии.

В начале 1930-х годов мавзолей обрёл свой теперешний вид. Вход отделан гранитом, по обеим сторонам ворот вытесаны мощные колонны, над воротами мозаикой выложена голова Христа, а на медной крыше укреплён золочёный православный крест. 8 июля 1932 года состоялось торжественное открытие мавзолея с возложением цветов и венков, один из которых был отправлен президентом Чехословакии Т. Г. Масариком. «В благодарность павшим за свободу народов», – было написано на нём.

Время и вандалы

Шло время. Мавзолей постепенно ветшал. Небольшие работы по его реконструкции велись в конце 60-х и в конце 70-х годов прошлого века. А в 1995 году вандалы сорвали медную крышу и отнесли в пункт сбора цветных металлов. Как горько пошутили по этому поводу представители организации по охране памятников, такого неуважения к памяти умерших не проявляли даже живущие здесь немецкие националисты в годы Второй мировой войны. Хорошо ещё, что гробы с останками деревянные, иначе бы украли и их. Тогда у чешского государства нашлись средства восстановить металлическую крышу. Но вот в начале 2012 года в Посольство РФ в ЧР поступил сигнал от одного из местных жителей о том, что в бетонном потолке мавзолея образовались трещины, сквозь которые во время дождей в помещение льётся вода. На средства, выделенные российским посольством, бетонные перекрытия были отремонтированы.

Сейчас в мавзолее не течёт. Сейчас там сухо и холодно. Экскурсии сюда не водят. Но если вам захочется посетить это место, увидеть собственными глазами исторические снимки лагеря, подробнее познакомиться с его историей и возложить к мавзолею цветы, достаточно обратиться в местную ратушу. Вам всё с удовольствием покажут и расскажут. Ведь здесь знают, что никто бы никогда и не вспомнил об основанном в 13-м веке селении Йиндржиховице, если бы менее века назад рядом с ним не был построен лагерь, в котором закончился путь тех, чей прах покоится теперь на полках импровизированного мавзолея в деревянных ящичках с номерами.

Константин Гербеев



Написать нам

Email:
Тема:
Текст:
Пражский экспресс - газета какого города?

Мы на карте


© 2016 ПРАЖСКИЙ ЭКСПРЕСС - ЕЖЕНЕДЕЛЬНАЯ ГАЗЕТА
Частичная перепечатка материалов разрешена с активной ссылкой на www.prague-express.cz
Перепечатка материалов в бумажных носителях - только с письменного разрешения редакции.
Рейтинг@Mail.ru Система Orphus